номер 9

РЕАЛЬНОЕ БЕЗУМИЕ СТАНОВИТСЯ ЕДИНСТВЕННЫМ ПОДЛИННЫМ ДОСТИЖЕНИЕМ СУБЪЕКТИВНОГО ДУХА

Гейдар Джемаль


Александр Дугин

ЕВРАЗИЯ ПРЕВЫШЕ ВСЕГО

1. Геополитика с большой буквы

Геополитический анализ может разворачиваться на трех принципиальных уровнях. Собственно “геополитикой” следует называть только ту дисциплину, которая рассматривает историческую, стратегическую, географическую и планетарную реальность с точки зрения конфронтации двух типов цивилизаций — цивилизации Суши и цивилизации Моря. Этот подход является основополагающим, и все остальные — более частные — формы применения геополитической методологии к рассмотрению конкретных проблем вытекают именно из него.

Историческая дуэль между Сушей и Морем в наш век окончательно приобретает характер противостояния атлантизма и евразийства. Это — уровень не просто “Большой Игры”, но Очень Большой Игры. В конечном счете, геополитика — наука о противостоянии цивилизаций, и именно к ней она сводит все остальные тенденции, изучаемый и разбираемые в ходе конкретных исследований. Пособие “Основы Геополитики” посвящено в первую очередь изложению именно этой изначальной и наиболее общей базы геополитической науки.

2. Средний уровень

Второй уровень представляет собой как бы спуск на ступень вниз, к более конкретному плану. Здесь мы отвлекаемся от глобального подхода противостояния цивилизаций и имеем дело с концепцией “сверхдержав” или “великих держав”. В отличие от цивилизационного подхода, который ставит во главу угла сочетание духовной ориентации и географической территории, средний уровень геополитики оперирует с реальностью государств или блоков государств в их конкретном политическом оформлении. Здесь цивилизационный импульс облекается в формы реально существующих стран с соответствующими политическими, административными, экономическими, стратегическими, военными организмами. Если на первом уровне уместнее всего говорить о евразийском полюсе и атлантистском полюсе, то здесь от имени этих полюсов выступают конкретные государства. В наше время наиболее законченными воплощениями этих цивилизационных полюсов являются соответственно США и Россия.

То, что понимает под “Большой Игрой” Эмрик Шопрад, относится именно к этому уровню. И в своей статье он совершенно справедливо предлагает истолковывать код важнейших событий международной жизни — в первую очередь, конфликты — как проявление традиционной борьбы англосаксонского мира (США) с Россией.

3. Региональная геополитика

Еще более низкий уровень геополитических процессов начинается там, где мы имеем дело не с прямым противостоянием сил США и России, а с конкуренцией частных интересов отдельных региональных держав. Конечно, и за этими трениями подспудно стоят “великие державы”, использующие региональные проблемы в своих планетарных планах. Но в то же время региональные государства сплошь и рядом основываются в своих взаимоотношениях на принципах, очень сходных с теми, которые управляют планетарными геополитическими процессами. До того момента, когда реальным суверенитетом стали обладать только великие державы или стратегические блоки континентального масштаба, региональная геополитика была самой настоящей полноценной геополитикой, но постепенно она стала зависеть от более общего контекста и утратила свою самостоятельность.

И все же для удобства исследований в определенных случаях можно применять геополитические методики и к уровню разбор региональных конфликтов и трений, не забывая, впрочем, о более широком контексте Большой Игры и Очень Большой Игры.

4. Кажущиеся противоречия

Теперь применим это разделение геополитической дисциплины на различные уровни к проблеме оси Москва-Берлин и Москва-Пекин. Этот пункт вызывает более всего недоразумений у наших читателей и слушателей регулярных геополитических передач на радио “Свободная Россия”.

С точки зрения “Очень Большой Игры” (цивилизационный подход) решающим фактором для планетарного господства той или иной цивилизационной модели будет контроль над береговой зоной Евразии. Наиболее существенными секторами этой береговой зоны являются на Западе — Европа, на Юге — Ближний Восток, и далее восточнее — Иран, Индия, Китай, Япония (шире, тихоокеанский ареал). Атлантисты (ранее Англия, сейчас США) стремятся оторвать береговую зону от внутриматериковых пространств, где находится “географическая ось истории”, полюс Евразии (это исконно русские земли). Евразийцы стремятся прорвать эту удушающую осаду и сделать из держав “береговой зоны” своих стратегических партнеров, т.е. включить их в континентальный блок. В таком случае Евразия получает доступ к “теплым морям” и способна на равных противостоять атлантизму в планетарном масштабе. Более того, такое континентальное объединение заведомо ставит Евразию, в привилегированные условия и крах атлантистской цивилизации становится неизбежным.

Итак, Очень Большая Игра состоит в организации оси Берлин (столица Европы)-Москва(столица Евразии)-Токио (столица Тихоокеанского ареала) с южной осью Москва-Тегеран. Подсобной осью является ось Москва-Дели. При этом теоретически можно было бы закономерно включить сюда и оси Москва-Анкара, Москва-Пекин и Москва-Париж, если бы между Анкарой и Тегераном, Пекином и Токио, Берлином и Парижем не было укорененных исторических противоречий на третьем (региональном) уровне.

Создание оси Москва-Берлин-Токио-Тегеран является долгосрочным геополитическом императивом всей евразийской стратегии, и этот императив не зависит от конкретного состояния соответствующих государств. Такая конфигурация континентального альянса является наиболее устойчивой и совершенной по принципиальным соображениям, и если удастся ее реализовать это будет означать радикальную и безвозвратную победу Суши над Морем, установление над миром Порядка Евразии. такая евразийская формула не зависит от конкретных обстоятельств — Москва, Берлин, Токио, Тегеран могут в определенные периоды времени отказываться исполнять евразийскую миссию, искать сиюминутно выгодных, но исторически безысходных альянсов в противоположном блоке. Все это зависит от конкретики исторических обстоятельств, но эта конкретика не в силах отменить основных геополитических тенденций, которые проясняются в полной мере только в долгосрочной перспективе, проступая как грандиозный план сквозь с виду хаотическое мельтешение “реальной политики”. Союз Москвы с Берлином (шире, Европой) и Токио (шире, Тихоокеанским пространством) не произвол исторического момента, это судьба. От нее можно стараться ускользать сколь угодно долго, но рано или поздно она даст о себе знать в полный голос.

Это фундаментальный вывод геополитики в ее наиболее ортодоксальном, классическом выражении, и отрицать этот вывод можно лишь вместе со всей этой наукой целиком.

5. Большая Игра на среднем уровне

Когда мы переходим на второй — средний — уровень, вместо потенциального плана геополитической карты мы сталкиваемся с реалиями конкретных политико-стратегических машин в строго определенный исторический период. В настоящее время в силу того, что пакт Берлин-Москва-Токио был сорван накануне Второй мировой войны, атлантистам удалось (руками русских) подчинить своему влиянию Европу и Японию, которые оказались в положении американских вассалов после поражения в 1945. Поэтому в настоящем своем состоянии ни Япония, ни Германия не способны проводить самостоятельную геополитическую линию, и вынуждены подчиняться воле Вашингтона. В Очень Большой Игре они могли бы (и должны) занять место в евразийском блоке, иначе Евразии не видать планетарной победы. Но на данный момент в просто Большой Игре они подыгрывают США, и не могут поступать иначе.

Единственная страна, чья геополитическая линия совпадает и в потенциальном и в актуальном смыслах, это — Иран, с которым Москва должна искать сближения на всех уровнях и при решении всех проблем. В целом же Москве в реализации своей конкретной политике на Балканах (Сербия — Косово), в Азии (Афганистан, азиатские страны СНГ), на Ближнем Востоке (Ирак) и на Дальнем Востоке (Северная Корея, Вьетнам, Монголия) следует руководствоваться двойной логикой: следует разделить актуальных Германию и Японию от виртуальных Германии и Японии. Это предполагает, что Москва в своем противодействии геополитическим инициативам США, направленным строго антирусски, сможет выработать позицию понимания относительно тех, кто рано или поздно должен стать стратегическим партнером не смотря на то, что на среднем уровне в Большой Игре они оказываются по ту сторону баррикад. И если в отношении Косовской проблемы (как ранее в отношении Хорватии и Боснии) позиция Германии никак не может быть приемлемой для Москвы, евразийская логика заставляет переносить всю тяжесть неприязни исключительно на США. При этом на самом низком, региональном уровне следует максимально наладить эти отношения.

То же самое следует сказать и об оси Москва-Пекин. Определенное сближение геополитических позиций на среднем уровне между Россией и Китаем в последние годы, действительно, заметно, но это временный и недолговечный альянс. Китай не только хочет, но и может (как всякое береговое государство) вписаться в мировой рынок, в атлантистскую геополитическую систему. Он лишь настаивает на определенных льготных условиях, шантажируя своих западных партнеров перспективами более тесного союза с Москвой и возвратом к социализму. Москва же при всем желании обречена на то, чтобы оставаться полюсом евразийства по самой своей географии, и атлантизм в ее случае обречен на то, чтобы остаться преходящей, краткосрочной паузой, свидетельствующей более о внутренней смуте, нежели о строгом решении, так как такое решение означает ни больше ни меньше как прямое и окончательно геополитическое самоубийство. Ось Москва-Пекин непрочна, условна, исторически случайна. Это в некотором роде импровизированный ответ на столь противоестественную ось Вашингтон-Токио, которую — после Хиросимы и Нагасаки — считать надежной и долговечной может только совсем близорукий.

Итак, Эмрик Шопрад в статье “Большая Игра” описывает реальное положение дел на среднем геополитическом уровне. Учитывать такое положение дел, безусловно, необходимо. Считаться с ним — также. По этому-то мы и напечатали перевод текста во “Вторжении”. Но при этом надо также научиться верно располагать данные “средней геополитики” в более общем теоретическом контексте.

6. Залог Победы

Часто можно услышать упреки евразийской школы в том, что она грешит германофилией, японофилией, тюркофилией и т.д. Все это не соответствует действительности. Евразийская школа руководствуется данными геополитики как науки — со своим аппаратом, своей методологией, своей историей, своими классиками и т.д. — и на основании этих данных отождествляет судьбу Евразии с судьбой России. Положительным в таком случае становится все то, что ведет к усилению цивилизационного суверенитета Евразии, а следовательно, к свободе и могуществу нашей Родины, к триумфальному исполнению ее исторической миссии. Все, что этому способствует — благо, все, что препятствует — зло. Ось Берлин-Москва-Токио-Тегеран — объективный залог евразийской победы. Следовательно, именно это является категорическим императивом, а не какая-то абстрактная симпатия к немцам, иранцам или японцам. То же самое можно сказать о японских, германских или иранских евразийцах — они всячески стремятся, осознавая геополитическую логику, к теснейшему союзу с Россией, хотя при этом могут не испытывать ни какой особой симпатии к нам как народу. Этого и не требуется.

Великая война континентов разворачивается на слишком глубоком и серьезном уровне, чтобы соответствовать человеческим-слишком человеческим эмоциям или фобиям.


Андрей Езеров

ПРЕПОДОБНЫЙ ПРИБЫЛ НА КАМНЕ

1. Ostorientierung

Среди достаточно известных русских святых мы встречаем имя преподобного Антония Римлянина, Новгородского чудотворца, память коего 3(16) августа.

Интересно то, что пример этого чтимого святого показывает, что лучшие люди Запада в эпоху расцвета Традиции двигались на Восток, ища Спасения и Света. Восток, и особенно христианский Восток был в сакральной географии христианства местом Света и Веры. Те, кто шли за духовными целями, двигались именно в этом направлении. И по контрасту с этой ориентацией — Ostorientierung — мы видим в сегодняшнем потерянном поколении — “западопоклонничество”, стремление к Западу, под воздействием опасного притяжения материального блеска и сомнительной свободы. Запад в сакральной географии был и остается символом упадка духа, деградации, растления. И как только русские цари обратились в эту богомерзкую сторону света, грянул раскол, произошло отпадение от подлинного Православия, от Старой Веры.

Уже несколько веков Россия смотрит в ту сторону, куда крещаемые плюют, отрицаясь сатаны. И тем самым народ наш в забытии и оглушении попирает глубокие и спасительные традиции русского пути, пути к Востоку, по которым чудесно шествовали лучшие люди Запада. Такие как русский святой Преподобный Антоний Римлянин.

2. Агиография

Преподобный родился в Риме в 1067 году. Родители его были последователями Правил 7 Вселенских соборов.

Надобно обратить внимание на то, что в ту пору в Италии была очень сильна партия сторонников императоров и немецких королей Гогенштауфенов, которые враждовали с папством и искали сближения с православной Византией. Важно также, что некоторые стороны гиббелинской идеи даже на чисто теоретическом уровне гораздо ближе к православному учению о “симфонии” властей, нежели к неправомочной узурпации Ватиканом функций временной власти. В третьем томе своей фундаментальной “Истории Византийской Империи” Ф.И. Успенский приводит многочисленные примеры конкретных политических совместных планов гибеллинов и византийского двора. Так как раз при жизни святого Антония Римлянина Гогенштауфены породнились с византийской династией Комнинов: в 1142 за восточно-римского наследника Мануила Комнина (вскоре ставшего царем) была выдана свояченица западного “императора” и немецкого короля Конрада, дочь графа Зульцбаха Берта, ставшая таким образом византийской царевной, а затем и царицей.

Вероятно родители преподобного Антония принадлежали к этой партии гибеллинов и с детства привили сыну любовь к восточному благочестию и интенсивной метафизике.

По кончине родителей 19 летний Антоний роздал свое имение нищим, постригся и отошел в 1086 году в пустыню. В 1106 году прибыл он из Италии в Великий Новгород, а в княжении благоверного Мстислава Владимировича (сына знаменитого Владимира Мономаха) создал сначала на месте, где остановился, деревянную церковь во имя Рожества Богородицы и обнес ее оградою, а на другой год купил землю у новгородских посаднических детей и соорудил соборную каменную церковь во имя Сретения Господня с трапезою. По освещении последнего храма поставлен был Антоний во игумена. Несколько позднее воздвиг каменную колокольню с церковью во имя преподобного Антония Великого.

Святость преподобного Антония была явлена еще при жизни, а преставился он на 80 году от рождения, мощи же его нетленными были обретены 1 июля 1597 года и положены в окованную серебром раку. Православная Церковь совершает его память 3 августа, а в Новгороде как особо месточтимого святого еще 17 января и в первую пятницу после Петра и Павла.

3. Из Рима в Рим

Житийная литература сообщает о прибытии преподобного в Новгород следующую удивительную подробность — Антоний Римлянин “приплыл в Новгород на камне”. Русский народ до сих пор благочестиво передает это предание, искренне верит ему. В этом чуде — плавание на камне — традиция учит о промыслительном смысле прибытия святого Антония Римского на русскую землю, о том, что чудесно устроены пути спасения. Кроме того, “камень” есть “камень веры”, фундамент Церкви, и с этим связана миссия апостола Петра, положившего основание римской кафедры.

Так вот — когда папежники осквернили Римский престол “латинской ересью” (католичеством), Рим перестал быть Римом, а “камень веры” промыслительно и сверхразумно был перенесен на русскую землю, которой через несколько столетий суждено было стать Третьим Римом.

Вплоть до Октябрьской революции этот камень сохранялся, вделанный в стену монастырского собора, как одна из главных новгородских святынь. На нем находилось изображение святого угодника. Тот факт, что камень здесь символизирует основу Церкви воплощен в легенде о том, что преподобный приплыл на нем по воде. Ведь Церковь Христова и есть корабль Спасения, который плывет по апокалиптическим водам “конца времен”.

Так тайно и загадочно молитвенным и духовным подвигом святых созидались контуры избранничества Святой Руси к делу последнего служения.

4. Логос осоки

В традиционной русской иконописной традиции преподобный Антоний Римлянин изображен на камне с осокой в руках.

Стебель осоки играет значительную роль в христианском символизме. Осока — высокая упругая трава, растущая на болоте. Ее края режутся как обоюдоострое лезвие. Это символ — Логоса, Слова. Кроме того, часто у осоки не круглый, а треугольный стебель, что отсылает нас к самой Животворящей Троице. Мир дольний уподобляется залитому лугу, болоту, пойме. Это область нижних вод. И вертикально к влажной низине спасительно тянутся вверх — к горнему миру — острые стебли.

5. Наследие русских предков

Наследие Русского Православия духовно неисчерпаемо. Когда мы вглядываемся, вдумываемся в нашу историю, в духовные узоры житий святых, подвижников, великих и малых людей России, перед нами встает удивительная картина священной миссии нашего народа, духовная история последней Церкви, сохранившей пропорции истинного изначального христианства. Каждый сюжет, каждая иконописная деталь, каждая подробность житийной литературы, преданий, легенд, сказаний и песен русских нагружены колоссальным смыслом, вскрывать, постигать который — наша священная задача, наш долг перед предками и потомками. Чтобы не прервалась цепь тайной жизни любимой Родины.

Мы должны помнить и чтить наших святых. Более того, мы должны научиться понимать их весть, обращенную к нам с высот промыслительной святости, которой и тогда было все явлено о последних днях. Конечно, уже давным-давно, отпавшие от Христовой Церкви и Древлеправославия еретические папы победили Гогенштауфенов, разгромили в 1204 году Царьград. А светские наследники ватиканской атлантистской геополитики поставили сегодня и нашу Родину на колени. Но никогда не победить сатанинскому Западу Святую Церковь и Веру преподобного Антония Римлянина, других Божиих угодников. Никогда не схватить им последней тайны Руси, никогда не победить до конца такой доверчивый, наивный, растерянный, но чистый , жертвенный, богоизбранный, богоносный народ наш. Вопреки всему и с упованием лишь на Духа Истинного и Животворящего, на великих святых и богоносных отцов наших — восстанет еще наш Русский Восток.

Георгий Осипов


ВТОРЖЕНИЕ АРКТОГЕЯ


Библиотека традиционалиста | Арктогея | Ариес |Милый ангел | Вторжение | Элементы | Новый Университет Конец мира | Каталог "Арктогеи" | FINIS MUNDI | Статьи Дугина | Книги Дугина | Поэзия | Артгалерея