Александр ДУГИН

КОНСЕРВАТИВНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ  из-во АРКТОГЕЯ, Москва, 1994 


 


 СТИХИИ, РАКЕТЫ И ПАРТИЗАНЫ


 Шмитт о типах цивилизаций


Знаменитый немецкий юрист, политолог и геополитик Карл Шмитт сформулировал типологию человеческих цивилизаций на основе их отношения к качеству пространства, систематизировав данные по четырем характеристикам, которые древнегреческие космологи называли "элементами" или стихиями. Этих стихий было 4 - Земля, Вода, Воздух и Огонь (или Эфир). Обращение к такому видению этапов технического освоения пространства поможет нам понять некоторые актуальные геостратегические проблемы, имеющие для России и всего мира решающее значение.

Шмитт утверждает, что наиболее традиционные общества были связаны более всего с элементом Земля. Это - теллурократия (власть Суши). Суша представляет собой тип наиболее фиксированного пространства, что предопределяет, согласно Шмитту наибольшую степень упорядоченности - т.е. наличие довольно строгих норм, отделяющих территорию одного государства от территории другого, устанавливающих границы и формирующих основу международного права, действующего как в периоды мира, так и в периоды войны. Столкновения на суше между двумя противоборствующими сторонами всегда подчинены определенным правилам, Jus Belli, некому закону войны. Это вызвано тем, что сухопутная цивилизация всегда оценивает завоеванные территории как потенциально свои и поэтому руководствуется принципом избирательного поражения противника, где главной мишенью становятся лишь регулярные военные формирования противоположной стороны. Сами же земли и мирное население сухопутный завоеватель стремиться не столько опустошить или разорить, сколько освоить, сделать своими, интегрировать. Карл Шмитт считает, что именно сухопутные цивилизации имеют наиболее строгие моральные нормы, отражающие на социально-этическом плане фиксированность элемента Земля.

Следующим, уже более жидким (и менее фиксированным) элементом является Вода. Цивилизации, основанные на водной стихии, принято называть талассократиями (морскими державами). Шмитт пишет, что "разжижение" господствующей стихии, влечет за собой и размывание юридических норм, связанных с упорядочиванием пространства. Действительно, водные границы и морские владения гораздо хуже поддаются делению на "свои" и "чужие", нежели границы земные. Параллельно этому изменяется и логика боевых действий. В противовес сухопутной экспансии-интеграции морские державы практикуют чаще всего колонизацию и пиратство, т.е. грабительские и малоэтичные (с сухопутной точки зрения) набеги на территорию, которая рассматривается лишь как временный источник обогащения и эксплуатации, так как между морской колонией и метрополией в условиях талассократии лежит жидкая стихия, вода, прерывающая однородность пространства. Шмитт утверждает, что цивилизация Воды имеет и свое этическое отличие - для нее свойственна большая подвижность в вопросах морали, ее нормы менее строги и более расплывчаты.

Традиционное для всех геополитиков - от Макиндера до Лохаузена - противопоставление теллурократии и талассократии, будучи совершенно обоснованным, оставляет без внимания два других элемента - Воздух и Огонь (Эфир). Карл Шмитт указывает перспективы восполнения этого недостатка, который все более очевиден при развитии авиации, ракетостроения и космического оружия.

Появление воздухоплавания, освоение цивилизациями воздушной стихии усложняет двуполюсную геостратегическую картину. Если уже талассократия действует разрушительно на территориальные нормативы цивилизации суши, привнося "разжижающий" юридически-этический компонент, то переход к элементу Воздух логически должен еще более "размывать",
"развеивать" традиционные нормы - как с точки зрения пространственного разграничения, так и с точки зрения типа цивилизации. И действительно, именно воздушные виды вооружений характеризуются своей максимальной разрушительностью. На смену сухопутному освоению-покорению и водному ограблению-разорению приходит воздушное чистое разрушение. Самые ужасные страницы современных войн связаны именно с оружием воздушной стихии - Герника, Дрезден, Хиросима и Нагасаки, вплоть до ковровых бомбардировок Ирака в кувейтской войне. Переход техносферы к стихии воздуха еще более, чем воды морей, отрывает человечество от его земных, традиционных корней, отсекает его от исторической, культурной и этической почвы. Освоение воздушного пространства сопровождается еще большим расслаблением нравственных критериев в цивилизации. Шмитт указывает, что "аэрократия" (власть посредством Воздуха) во многом затушевывает противостояние Суши и Воды, отчасти уравнивая их перед лицом целиком деструктивной стихии. Любопытно заметить, что ядерное оружие теснейшим образом связано именно с воздухом, так как перемещение ядерного боезаряда в военных целях возможно только с помощью ракет или стратегических бомбардировщиков.

Важно отметить также следующую деталь: цивилизация каждого из этих элементов - Земли, Воды и Воздуха - имеет свою особенность с точки зрения интеграции планетарного пространства в целом. Шмитт замечает, что теллурократия предполагает многополярный уклад, "цветущую сложность", по выражению К.Леонтьева. Различные сухопутные цивилизации развиваются параллельно друг другу, под охраной этики границ, этнических и государственных нормативов, позволяющих наилучшим образом сохранить своеобразие религиозных и национальных культур. Талассократия знаменует собой уменьшение цивилизационной полярности - удачливый Остров, действующий вопреки сухопутным, традиционным правилам, стремится охватить своим колонизаторским влиянием как можно большее количество "берегов". И наконец, аэрократия, сложившаяся в ядерно-ракетный век, породила двуполярный мир, поделенный на два лагеря, обладающие сокрушительной разрушающей силой бомб и боеголовок.

 Самая зловещая стихия
Но существует и четвертый элемент - Огонь (или Эфир), который, по мнению древних греков, находится над элементом Воздуха. Этому элементу соответствует космическое пространство, которое можно назвать "эфирным", а космическая цивилизация, в таком случае, будет
"эфирократией". Закономерность, выделенная Шмиттом, чисто логически должна привести к тому, что "эфирократия ", т.е. перевод техносферы в космическое пространство, должна быть еще более аморальной, беззаконной, бесчеловечной и устрашающей, нежели ядерная "аэрократия". С другой стороны, такой "космический" тип цивилизации должен тяготеть к однополярному миру, так как все различия в качестве планетарных стихий у предшествующих цивилизаций при переходе к космосу стираются. Этот логический вывод целиком и полностью подтверждается актуальными геополитическими и геостратегическими потрясениями.

Действительно, с военной точки зрения, распад СССР как суверенной державы (одной из двух колонн двуполярного аэрократического мира, которых можно было назвать суверенными) явился результатом того, что мы не смогли дать адекватного ответа на американскую СОИ, которая посредством космических вооружений блокировала воздушно-ядерную, стратегическую мощь СССР. Кроме того, эфирократия принципиально не могла быть двуполярной, и сознающие это американские эксперты изначально ориентировались либо на конвергенцию либо на свою победу в аэрократическом противостоянии с СССР. По логике Шмитта можно заключить, что СССР не смогла стать эфирократией еще и в силу морально-этической связанности советской цивилизации с почвенными, органическими нормативами, которые необходимо преодолеть и разрушить в наиболее аморальной и бесчеловечной в истории эфирократической цивилизации.

Эфирократия и космическое оружие ориентировано не только на разрушение, но на уничтожение, и не просто врага, а всего Человечества как целого. Человеческое в звездных войнах должно исчезнуть не только в результате возможного грядущего конфликта, но и сама роботронная стихия звездных войн уже оставляет человеку весьма мало места. Оружие эфирократии
- это "умное оружие" (по выражению американских военных экспертов). Начиная с "думающей" ракеты "Томагавк" (умной пока лишь, как амеба - иронизируют специалисты), военная мысль, развиваясь в логике СОИ, предвидит все более и более совершенные типы вооружений, которые в пределе будут "независимы" от человека и человечества, действуя на основании своей более
"совершенной" и не подверженной "архаическим комплексам земли" логики. В эфирократии путь цивилизации по ступеням качественного, "элементного" пространства завершается. Корни вырываются окончательно, и "устаревшего" человека сменяют "космические" мутанты - роботы и киборги.

Звездные войны, кладущие конец последним отголоскам цивилизационного Закона, всякой регулярности, упорядоченности, всякой Этике, являются военно-стратегическим выражением того явления, которое на политическом уровне называют "мондиализмом", концепцией "One World". Для взгляда из космоса (особенно если смотрит робот) разница между сушей и морем, между народами и расами, между государствами и религиями стирается. Человеческие существа организуются наиболее рациональным образом (лишние убираются). Вся власть от " неразумных" и "нерациональных" правителей, руководствующихся такими пережитками, как "история нации
", "независимость государства", "религиозная истина" и т.д., переходит к Мировому Правительству, только и способному в такой сложной ситуации обуздать "неразумное скопище архаиков". Наступает "Конец Истории", провозглашенный Фрэнсисом Фукуямой, "последним человеком".

Ядерная война партизан
Объективная логика смены стратегических типов цивилизации обрисовывает довольно устрашающую картину, чья реальность затрагивает каждое государство, каждый народ в тот момент, когда он становится жертвой нового элемента. СССР являлся последней державой, которая была заклана в жертву Новому Мировому Порядку, Порядку Эфира. Конец холодной войны означает конец последней "регулярной" войны в истории, так как несмотря на предельную деструктивность аэрократии, в ней все же сохраняется некое последнее подобие нормы и правил. Победа мондиализма уравнивает СССР и с голодными и нищими рабами Третьего Мира и с сытыми и комфортными мондиалистскими лакеями Европы. В принципе, форма рабства в условиях эфирократии не так уж и важна, так как царство мондиализма всегда возмещает физическое благополучие духовными пытками, и напротив, бедствия бедных стран несколько уравновешиваются их верностью животворной Традиции, верностью Земле.

Примириться с тихой катастрофой поражения в аэрократической дуэли с США для России очень трудно, так как видимые знаки разгрома наших, оккупации и т.д. отсутствуют. Но все же на стратегическом уровне - это свершившийся факт, а имевшийся заговор и предательство в верхних эшелонах власти не столько объясняет, сколько выражает это страшное обстоятельство. Мы проиграли холодную войну не по злому умыслу "агентов", но по тайной логике Провидения. Но как бы то ни было, перед нашим великим народом стоит сегодня мучительный вопрос: как быть?

Показательно, что одной из последних работ Карла Шмитта была книга "Теория Партизана". В ней Шмитт с мистической любовью описал феномен "партизанской войны" - иррегулярной войны Народа, который не складывает оружия даже тогда, когда армия сдает свои позиции и власть переходит к врагу. Партизан стоит вне Закона Войны, вне Jus Belli, но, тем не менее, в нем дышит и живет особый Закон, невыразимый, священный Закон Земли, своей Земли, Родной Земли, которую он не хочет отдать ни оккупанту, ни колонизатору, ни ядерному шантажисту, ни "космическим роботам". Партизан и его функция не запланирована стратегией элементов. Точнее, в них воплощена древнейшая мистическая вечная Сила, не подвластная неумолимому Року. Партизан, маленький защитник Великой Суши воюет против логики техносферы, против Времени, против трагической Энтропии цивилизации.

Партизан, обреченный герой, балансирующий между мистическим патриотизмом и криминальным терроризмом, - это единственный возможный ответ на вызов роботронной Эфирократии, на диктатуру СОИ, на репрессии технотронного мондиализма. Если в двуполярном, аэрократическом мире оставалась хоть какая-то возможность свободы выбора - США или СССР, и концепции Третьего Пути были не более, чем идеалистическими чаяниями, сегодня выбор только один: либо признание Эфирократии (на стратегическом уровне это означает совместное участие в СОИ, как это стоит на повестке дня сегодня), либо планетарная партизанская война против мондиализма с использованием всех видов вооружений, всех средств, всех разрешенных и запрещенных приемов.

История показывает нам, что Россия всегда так или иначе противостояла антитрадиционным процессам в цивилизации, храня Верность Земле, Верность Истоку. Многовековая стратегическая дуэль с талассократической Англией сменилась аэрократическим противостоянием с США. Даже принимая стратегический вызов техносферы, Россия умудрялась обратить
"яд в лекарство" ценой невероятных, немыслимых страданий и жертв. Сегодня же верность русской истории означает прямой и страшный выбор Партизана, выбор
"народной войны" без правил и приличий,
"войны" против Эфирократии, в которой на военно-технологическом уровне запечатлелась та "Тайна Беззакония", о которой говорит Евангелие.

Малая партизанская война против СОИ уже идет - она на Балканах, в Ливии, в Ираке. Там "верные Земле", верные Почве отстаивают свою Национальную Вечность против жестоких абстракций Нового Мирового Порядка. Но начать Большую Партизанскую Войну зависит только от России. Только наш еще пока не уничтоженный аэрократический, а также талассократический и теллурократический потенциал может остановить мондиалистскую диктатуру на планете. Наш Партизан вооружен ядерными боеголовками и мощными ракетами, и даже в сфере космических вооружений у нас есть кое-что для того, чтобы заставить творцов СОИ нервничать. Мы проиграли
"регулярную" дуэль. Да, гонка вооружений имеет свои законы. Но сейчас военная стратегия как никогда напрямую сопряжена с величайшей духовной исторической и даже религиозной, эсхатологической Проблемой, что делает подписание некоторых договоров о сокращении тех или иных видов вооружений не только политико-дипломатической, но мистической, метафизической проблемой. В вопросе о совместной американо-русской СОИ речь идет не о выгоде или расчете - речь идет о продаже Национальной Души надвигающейся цивилизации Сына Погибели, Сателлита Мрака.

Суровый выбор эфирократической, мондиалистской эпохи таков: либо планетарный коллаборационизм, либо планетарная герилья, партизанская война, "народная война", мировое движение Сопротивления, во главе которого по логике истории должна стать самая святая и самая могущественная из наций - великий русский народ и великое русское государство.

Только тогда воля Земли, Сила Истока свернет неумолимую технотронную логику Энтропии и разрушит темную власть Космоса. И тогда мы увидим Новую Землю.

 декабрь 1992





 
Оглавление