Д О К Т Р И Н А


А.ДУГИН

ПОСТЛИБЕРАЛЬНАЯ ЭРА

Мы живем в период смены эпох. Конец тысячелетия, конец столетия, конец идеологической эры. Все это глобальные рубежи, вызывающие нас на столько же глобальные ответы, масштабные рефлексии. Но и в рамках более узкого цикла в жизни нашего российского общества происходит очевидная смена вех, по своему значению и последствиям вполне сопоставимая с перестройкой и “демократизацией”. Перестройка в идеологическом смысле была переходным этапом между позднесоветским, номинально социалистическим обществом к либерально-демократической модели. Термин “постперестройка” относился к описанию той политико-идеологической и культурной модели, которая возникнет после радикального разрыва с советским прошлым и установлением в России аналога западной, капиталистической рыночной системы. Эта “пост-перестройка” наступила после августа 1991 года и длится в общих чертах до сих пор. 1991-1998 — эпоха пост-советского либерально-демократического периода современной российской истории. Суть идеологического момента в том, что “пост-перестройка” стремительно движется к своему концу. Время русского либерализма на исходе. Мы стоим на пороге совершенно новой культурно-идеологической реальности, которая также глубоко отличается от предшествующих лет “ельцинизма”, как сам “ельцинизм” отличался от советской эпохи. Уже сейчас можно сделать некоторые выводы о структуре этой новой, наступающей эпохи новейшей российской истории. Вглядимся в будущее повнимательней.

Основным постулатом кончающегося либерального периода у российской правящей элиты была уверенность в том, что противостояние с Западом проистекало исключительно из-за различия социально-экономических идеологических моделей. На этом строилась вся экономическая, политическая, внешнеполитическая, культурная и оборонная стратегия РФ. Руководство страной всерьез считало, что отказ от марксистского мировоззрения и социалистической экономики автоматически приведет к созданию сбалансированной системы в самой России при активном и дружеском соучастии Запада. Это было фатальной ошибкой. На осознание ее ушло около 10 лет. Когда на первый план вышла геополитика, всем стало ясно, что холодная война была не проявлением мировоззренческой дуэли идеологии, но выражением исторической константы, не зависящей от социально-политической конкретики. Это был просто один из этапов “великой войны континентов”. Когда Запад в ответ на роспуск Варшавского договора и на распад Союза не нашел ничего лучшего, как продолжать укреплять структуры НАТО, подбирая в своей агрессивно атлантистский, доминаторский блок все, что выходило из-под нашего влияния, российская политическая элита и интеллигенция начали постепенно трезветь. Рупором этого процесса была “Независимая Газета”, но аналогичные мотивы легко обнаружить и в других изданиях, некогда безоглядно воспевавших западничество и славословивших либерализм. Немалую роль сыграли и патриотические силы, которые наряду с архаичными тезисами в отстаивании своих позиций подчас обращались и к более современной и адекватной терминологии. Не будь этого концептуального творчества в оппозиции (прежде всего линия “День”, “Завтра”, “Советская Россия”, “Элементы” и т.д.), центристская, конформистская пресса доходила бы до тех же заключений гораздо дольше. Аналогичную функцию выполняла и патриотическая оппозиция в политике, подталкивая власть к осознанию очевидных геополитических истин. Как бы то ни было, на сегодня стало очевидным любая власть в Кремле (кроме откровенных маньяков или прямых агентов влияния) не может не опираться на геополитику, а следовательно, не может не быть критичной по отношению и к Западу, и к его мировоззренческому знамени — либерализму, который оказался на самом деле ширмой для прямых хищнических и эгоистических, колониальных интересов атлантистской цивилизации, строящий свой собственный “новый мировой порядок” в ущерб всем остальным государствам, народам, культурам, традициям.

Окончательное оформление постлиберальной модели в России может идти двумя различными путями.

Первый путь — революционный. Он предполагает политический переворот (возможно в результате вполне демократических президентских выборов), при котором к высшей власти придут люди из патриотического оппозиционного лагеря. Этот процесс будет крайне сложным и болезненным, так как в стране явно не созрела революционная ситуация, которая могла бы обеспечить солидную поддержку реставрационистским действиям. Кроме того, внешняя реакция будет настолько негативной, что незамедлительно будут приведены в действие все структурные механизмы влияния внутри РФ с тем, чтобы немедленно активизировать катастрофические процессы сепаратизма. Отвыкшая от исполнительной власти, не современная, с узким кругозором оппозиция, лишенная к тому же реальной культурно-мировоззренческой программы, медиакратических структур, футурологического проекта и т.д. едва ли справится с глобальной, почти неподъемной задачей, повернуть вспять все разрушительные процессы, тем более что, ни на какую внешнюю поддержку рассчитывать теперь не придется. Более того, очевидно, что для удержания власти патриотическому руководству, в случае прихода к высшей инстанции в государстве, придется в целом повторить все те шаги и словесные обещания, которые обильно (хотя и все менее и менее искренне) раздает нынешняя власть. Для мобилизации национальных сил на тотальное противостояние, на автаркию и новый этап “холодной войны” явно нет никаких предпосылок. Парадоксально, но в случае победы патриотической оппозиции реальное геополитическое положение России не только не улучшится. но, скорее всего, ухудшится. А для того, чтобы просто законсервировать статус-кво, ее лидерам придется идти на такие же (если не большие) компромиссы с Западом, на какие идет сегодняшняя власть. Но так как либеральная эпоха в России обречена на скорый конец, сама объективная логика событий делает такой исход более, чем вероятным.

Второй путь — эволюционный. Он предполагает постепенный и мягкий сдвиг российской политической элиты к евразийским позициям. Он не будет сопровождаться радикальными лозунгами или декларированием “нового курса”. Напротив, власть будет активно и масштабно практиковать двойной стандарт, внешне продолжая заявлять о приверженности “демократическим ценностям”, а внутренне — экономически, культурно и социально — возрождать исподволь предпосылки глобальной автаркии. следуя в этом вопросе за послевоенным примером Германии и Японии. Это будет своего рода “евразийский капитализм”, не очень отличающийся по геополитическим меркам от умеренного и ограниченного социализма с ярко выраженной патриотической подоплекой. Этот процесс уже вовсю идет, и связан он именно с актуальной администрацией и лично фигурой Бориса Ельцина, который в любой ситуации остается верным себе — он прекрасно чувствует изменения мировоззренческих ветров и умеет этим эффективно пользоваться для захвата и сохранения власти. Но не только лично Ельцин сопряжен с этим эволюционным путем. Ту же линию вынуждены будут проводить и все остальные реальные претенденты в Президенты — от Лужкова и Черномырдина до Немцова.

Единственно, что может затормозить неизбежное наступление новой постлиберальной эпохи, это вторжение откровенного, катастрофического, хаотического фактора, способного выбить всю политическую российскую действительность с логического пути развития. Эта угроза имеет сегодня лицо и имя. Под прекрасной фамилией скрывается исторической чудовище, по своему значению вполне сопоставимое с наиболее катастрофическими для страны и народа этапами деятельности Горбачева и Ельцина. Восставший из ада “генерал” несет за собой такую непредсказуемость, такой темный абсурд, такой недочеловеческий, но химически активный импульс, что в определенной ситуации и будучи подобран соответствующими силами, не заинтересованными ни в революционном, ни в эволюционном развитии России в сторону спасительной евразийской позиции, он может быть приведен к высшей власти. Состояние народа рассеяно, оглушенно, растеряно. Угнаться за быстро сменяющими друг друга мировоззренческими стратами практически невозможно. И этой общей национальной контузией вполне могут воспользоваться самые отрицательные, абсолютно атлантистские силы, упорно и с гигантскими финансовыми рычагами фатально двигающие вверх фигуру, единственную способную ввергнуть несчастное государство и его народ в третий виток кошмара. Только этот роковой персонаж может отменить конец либерализма в России, и, увы, аналитики Запада и его местные фанатические приверженцы прекрасно понимают это.

Постлиберальная эпоха в России наступает со всей очевидностью. Кроме единственного (и все же маловероятного) варианта — все остальные модели дальнейшего политического развития в конечном итоге приведут к процессу постепенного евразийского возрождения, к нормализации исторического курса, к осознанию необходимости для России уникального культурного, геополитического, социально-экономического пути. Сейчас мы проживаем переломный момент. Власть и культурный официоз дозревает до того, чтобы открыть дорогу патриотической линии. Начался этот процесс с наиболее компромиссных вариантов, и напоминал он, скорее, унижение, подкуп, коррупцию. нежели полноценный диалог. Но это время позади. Тот, кто поспешил за пряником слишком рано, почти мгновенно отцвел. Кроме того, российская политическая элита сегодня нуждается в оригинальных. нонконформистских, творческих, креативных конструкциях, мифах, моделях. интерпретационных, мировоззренческих и культурных формах. Именно в них будет нуждаться даже та власть, которая придет в ходе политической патриотической революции. Прямого возврата к прошлому, прямой реставрации не может быть. Это исключено при любых вариантах. Ничего из того, что принадлежало к ушедшим мировоззренческим эпохам — как советской, так и либеральной не может быть снова взято на щит без тщательного переосмысления, без ревизии, без сопоставления с реалиями современной исторической и геополитической картины мира. Для всего должны быть найдены новые имена и новые термины, новые концепции и новые мифологемы. Понятно, что никто не способен изобрести все заново. Речь идет об обращении к традиционным ценностям, к вечным евразийским константам, а также к новейшим авангардным технологиям и системам, развивающимися во всем мире, но все это должно быть по новому осмыслено, освежено, критически пересмотрено. Именно этого, а не нового витка социально-культурной купли-продажи требует от нас время, история. Постлиберальная эпоха в России на пороге. Какой она будет? Такой, какой еще не было. И в этом очень многое зависит от нас. От нашего воображения, от нашей воли, от нашего ума, от нашей искренности и готовности в который раз начинать все сначала.


ВТОРЖЕНИЕ АРКТОГЕЯ

ЭЛЕМЕНТЫ

АРИЕС

ВТОРЖЕНИЕ

МИЛЫЙ АНГЕЛ

НОВЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

FINIS MUNDI

МУЗЫКА

ЛИТЕРАТУРА

ЖИВОПИСЬ

ПОЭЗИЯ

ФОРУМ   ТРАДИЦИЯ

ФОРУМ СНЫ

ФОРУМ   ЛИТЕРАТУРА

ФОРУМ   ГЕОПОЛИТИКА

ФОРУМ   СТАРОВЕРИЕ

МАНИФЕСТ   АРКТОГЕИ

ТЕКСТЫ  ДУГИНА

ПЕРСОНАЛИИ

КНИГИ  ДУГИНА

КАТАЛОГ АРКТОГЕИ

РЕСУРСЫ МЕТАФИЗИКА

РЕСУРСЫ ЭРОТИКА

РЕСУРСЫ ЛИТЕРАТУРА

РЕСУРСЫ ПОЛИТИКА-ГЕОПОЛИТИКА