БЕСЕДЫ И ИНТЕРВЬЮ



 

ОЧАРОВАННОЕ РАЗОЧАРОВАНИЕ НАЦИОНАЛ-ИНТЕЛЛЕКТУАЛА

1. Чем Вам Запад так не мил?

Александр Гельевич, Вы, как я поняла, плохо относитесь к Западу, к Америке. Но у них культура выше, чем у нас. Не только товары, продукты, но и обслуживание, быт. Неужели Вы снова призываете к изоляции? 
( Анна Васильевна Варенникова, Москва) 


Дугин: Я много путешествовал по европейским странам, свободно говорю на европейских языках. Это дало мне возможность узнать Запад не только с внешней, но и с внутренней стороны. За броским фасадом и яркими обертками там скрывается совсем другая реальность — отчуждение, экономическая диктатура, индивидуализм, распад коллективных связей, вырождение, потеря всякой духовности. Запад культурно и идеологически нам совершенно чужд, независимо от того какой в нашей стране строй. Почитайте Достоевского, Лескова. Они ненавидели Запад и его систему, хотя не были коммунистами. Посмотрите на опыт таких людей как Лимонов, Медведева, ныне покойный Максимов, Зиновьев, Мамлеев. Они прекрасно существовали на социальном уровне на Западе, но сразу же поняли, что эмиграция была их роковой ошибкой и что Запад —для русского человека все равно что смерть. Страшно и жалко видеть ужас в глазах западных людей, открывающих почтовый ящик. Там бесконечные счета, долги, извещения об опате за все —телефон, воду, тепло, холод, воздух... Русской душе и, шире, евразийскому характеру на Западе тесно, душно и непотребно. Не случайно мы целые тысячелетия отворачивались от него, сохраняли свою самобытность, свой дух. Я хотел бы, чтобы русские на своем опыте узнали Запад — лучшей прививки патритизма и даже национализма не придумаешь.

При этом я отнюдь не сторонник обрыва всяких связей с Западом. На каком-то уровне они могут и должны сохраняться. Но сейчас самое главное для России отстоять себя и утвердить свою независимость перед лицом наступающего на нас Запада. Он ползет на нас — вместе с НАТО, своей агрессивной псевдо-культурой, своей хищной экономикой. В этом я абсолютно убежден и очень сожалею, что у наших людей остались на этот счет хоть какие-то иллюзии.

2. Евразийство и сионизм

“Алекснадр Дугин, своими идеями о Евразии и союзе Православия с исламом Вы смущаете русское национальное движение и отвлекаете нас от борьбы с самым главным врагом — кавказцами, фундаменталистами и сионистами. На Западе у русских есть союзники, в той же Америке, это арийцы. А Вы хотите, чтобы мы враждовали с Западом и дружили с черными. Какой после этого Вы националист?!”  
без подписи (г. Санк-Петербург) 



Дугин: Этот критический тезис я слышал в свой адрес не однократно. И не только в анонимном письме, но и на страницах патриотической прессы. Я убежден, что сейчас России и русским патриотам просто настоятельно необходимо начать мыслить геополитически, учитывая не просто романтические мифы “националистов” и славянофилов, но холодную реальность международного расклада сил. А этот расклад таков: есть гигантский атлантический блок, стратегически доминирующий на всей планете, и есть созвездие государств, народов, наций и религий, которые смутно и инерциально, но стремятся противостоять этой силе. Простейший подсчет стратегических, военных, геополитических, экономических и демографических ресурсов дает математически однозначный и неоспоримый результат — не просто победа, но даже начало реальной борьбы за независимость от атлантистского диктата зависит только от немедленного создания широкого континентального блока на базе Евразии. Его центром может быть только Россия, но без других ервазийских “больших пространств” (и, в первую очередь, без антиамериканского исламского мира) ни о каком будущем не может идти и речи. Говорить о “чистоте славянской расы”, о “крови”, о “этнических чистках” в таких условиях не только безнравственно, но и совершенно безответственно, в первую очередь перед русским народом.

Что касается мифа о “солидарности белой расы”, то это чистая утопия, приведшая, кстати, к геноциду не только евреев, но и славян. Крах Третьего Райха — это плата за эту бредовую, противоречивую и в корне ложную концепцию. Англо-саксонский мир — это одна социально-политическая и культурная реальность. Жители Средней Европы — это нечто другое. Восточный мир Православия и славянства — третье. Я убежден, что многие небелые народы Евразии нам, русским, в тысячи раз ближе по духу и культуре, чем американцы. В этом вопросе я полностью разделяю позицию Л.Гумилева.

А к сионизму я отношусь крайне негативно. Во-первых, это движение противоречит самому еврейскому традиционализму, так как сионисты строят свои доктрины на отрицании трех важнейших талмудических клятв: 1) не восставать против народов, среди которых живут евреи, 2) не собираться большими массами на “земле обетованной” до прихода Мессии, 3) не приближать конец времен. Те, кто нарушают эти заветы, не могут считаться евреями в полном смысле этого религиозного, мистического термина. Об этом подробно рассказано в книгах и статьях известного нью-йоркского раввина Мейер-Шиллера, который не просто является высоким авторитетом современного иудаизма, но носит титул “Маггид Шиур”, а для иудаистов — это о многом говорит.

Во-вторых, Израиль геополитически изначально являлся стратегической базой воинствующего атлантизма (вначале Англии, потом США) на Ближнем Востоке. Это государство и идеологически и политически ориентировано на капитализм, Запад и ту систему ценностей, которая прямо противоположна принципам русского национального мировоззрения и евразийской геополитики в целом.

Но вместе с тем расистский подход в отношении евреев я абсолютно исключаю.

3. Мои труды

“Спасибо Вам за Ваши книги, статьи, выступления и передачи. Жаль, что Вы не прошли на выборах, мы за Вас очень переживали. Мы знаем о Вас совсем немного, хотя, признаюсь, благодаря Вашим текстам у нас появляется вера в Россию, в наше будущее. Если бы такие как Вы были у власти, все могло бы быть иначе. Мы читаем с мужем все, что удается достать из Вашего. Но боюсь, что многое проходит мимо нас. Сколько всего книг Вы написали, в каких журналах сотрудничаете, где публикуетесь? Почему закрыли Вашу передачу на ТВ, “Колесо Истории”? Почему отменили анонсированную программу “Я — лидер”, где Вы должны были выступать вместе с Игорем Шафаревичем? Мы слышали, что Вы теперь сотрудничаете с Лимоновым и окончательно ушли из газеты “Завтра”?”  
(Лидия Забродина, 24 года, аспирант Гуманитарного Университета, г.Тверь) 


Дугин: Я написал следующие книги — “Пути Абсолюта” (о метафизике), “Гиперборейская теория” (о древнейшей письменности человечества), “Конспирология” (о заговорах и тайных обществах; это ее обложку с масонской свастикой крутили по ТВ в предвыборных клипах “Наш Дом — Россия), “Консервативная Революция” (сборник теоретических статей), “Цели и задачи нашей Революции” (философско-идеологическая брошюра). В Испании вышла моя книга “Мистерии Евразии” (вот-вот должна выйти на русском), а в Италии “Континент Россия”. Кроме того, сейчас я подготовил к печати две новые книги — одну о Православии, другую о Национал-Большевизме. Скоро должен выйти и мой основательный труд по геополитике —”Геополитическое будущее России”.

Я главный редактор журнала “Элементы” (вышло 7 номеров, готовим 8-ой) и альманаха “Милый Ангел” (вышло 2 тома, готовим 3-ий), где помимо моих статей публикуются переводы, комментарии, рецензии, интересные аналитические материалы. Кроме того, я являюсь директором издательства “Арктогея”, где мы публикуем труды традиционалистов (Генон, Эвола) и мистиков (Майринк).
В настоящее время я регулярно публикуюсь в газете “Лимонка”, практически в каждом номере. Вместе с моим другом и соратником Эдуардом Лимоновым участвую в организации Национал-Большевистской Партии. Мои телепрограммы  — “Тайны Века”, “Колесо Истории” — закрывают по “цензурным” соображениям, так как моя идеологическая позиция отличается и от архаических патриотов, и от либерал-демократов. В газете “Завтра” я почти не сотрудничаю, хотя лично к Проханову испытываю очень глубокую симпатию. К сожалению, “Завтра” на мой взгляд утратила свою динамичность, свою нонконформность, свою жизненность. Газета “День” была, безусловно, одно время самой яркой, честной, радикальной и умной российской газетой. Сейчас она стала не той, хотя о друзьях не хочется говорить плохо.

4. “Высшая масонская стулка”

“Дугин, ты — масон, а может, еще и похлеще. Пишешь непонятно, тебя дерьмократы любят и печатают, потому что ты их. Гиммлер был 33-ей степени, а ты какой? “Неоднозначное у тебя к масонству отношение”, говоришь. Сам себя и выдал. “Неоднозначное”. Вот ты и выходишь масон, потому-то и не “подвергаешь масонство резкой критике”. Еще бы “подвергал”, тебя бы за это живо <...>. Запад тебе и платит. Погоди у нас, доберемся и до тебя. Потому ты и связался с Лимоновым и Курехиным. Они-то точно масоны. 
(“Национально-патриотический Фронт” г.Москва, В.Ш.) 


Дугин: К сожалению, многие думают так, как этот молодец из “Национал-патриотического Фронта”. Я устал отвечать, что интересоваться масонством, изучать его и быть масоном — это не одно и то же. Масонство — это очень сложная реальность. Полная противоречий, парадоксов, неожиданных связей. Это особая реальность, где политика сопрягается с теологией, атеизм и рационализм с мистицизмом и мракобесием, национализм с эгалитаризмом, гуманизм с диктатурой и иерархий и т.д. Многие радикальные противники масонства сами вышли из его среды, и наоборот, некоторые антимасоны закончили тем, что стали примерными “братьями”.

В масонстве всегда существовали по меньшей мере две главные линии — “горячее”, “спиритуалистическое”, мистическое масонство и “холодное”, рационалистическое, скептическое, карьерное. “Горячие” готовили революции, “холодные” колаборировали с Системой. Вообще масонство охватывало в свое время практически все духовные поиски Запада, не укладывавшиеся в узко католические, папистские догмы. Тоже самое можно сказать и о рыцарских орденах, герметических братствах, магических обществах и т.д., предшественниках масонства. В мире Православия ничего подобного не существовало до определенного момента (а конкретно, до модернистических реформ Петра, отмены Патриаршества и отхода от полноты православной догматики относительно “симфонии властей” и эсхатологической сакральности православного Царства), так как вся духовная реализация проходила в лоне Церкви, которая на Востоке представляет собой нечто совершенно иное, нежели на Западе. Иными словами, европейское масонство начиная с XVII века впитала в себя весь спектр некатолической духовности и некатолической мысли. Естественно, что этот спектр огромен. И совсем не случайно многие русские и греческие православные священники, которым суждено служить на Западе, охотнее контактируют с масонами и оккультистами, чем с ограниченным и интеллектуально тоталитарным католичеством.

Я не утверждаю, что масонство — это нечто позитивное и необходимое для России, ни коим образом. Для нас важнее всего Православие. Но на Западе — другое дело, там, напротив, самое неинтересное, это — католичество, не говоря уже о протестантизме. Однако и в Православии не все так просто: обращаясь к духовному наследию нашей Церкви, мы волей-неволей берем за точку отсчета дореволюционный романовский период, как наиболее близкий к нам по времени, но с точки зрения полноценного Православия — это не только не период расцвета и адекватной Традиции, но эпоха богословского, интеллектульного и духовного упадка Русской Церкви. Чего стоит Синод, во главе которого часто стояли убежденные атеисты! Так что православная традиция в нашем случае это не данность, а задание. И здесь может пригодиться опыт западных традиционалистов некатолической ориентации.

Мои друзья Лимонов и Курехин имеют в отношении духовной проблематики свои собственные взгляды, основанные на их личном опыте. Единственно, я достоверно знаю, что никакого отношения к масонерии они не имеют. Вообще говоря, тупо упрощенный подход, идиотские штампы, примитивные и совершенно бездоказательные обвинения — это порок национального движения, а придурочная манера изложения своих спутанных мыслей дает лишний раз повод противникам этого движения очернить его в целом. Подчас, сталкиваясь с подобной паранойей, я просто прихожу в отчаянье... Какие-то воображаемые “масоны”, виноватые во всем “евреи”, подозрительность, мания преследования — все это либо оправдания своей собственной недееспособности, лени и некомпетентности, либо банальное психическое расстройство. Реальность намного сложнее и интереснее, нежели архаичные черносотенные мифы.

На мой взгляд все патриотическое движение делится сегодня на два (неравных, признаю) лагеря — на тех, кто читают “Лимонку” и тех, кто ее не читает. Первые — националисты современные, раскомплексованные, трезвые и свободные от параноидальных реакций. К сожалению, это пока подавляющее меньшинство. Вторые — наследники журнала “Молодая Гвардия”, глупейшего дореволюционного антисемитизма, клинических идей “Русского Вестника”, а в лучшем случае, нечленораздельной инерциальной брежневской риторики. Автор данного письма явно относится к этой второй категории. Тут уж ничем не поможешь.

5. Так, фашист или нефашист?

“...Дугин, в интервью на вопрос “КО” о том, что Вас считают фашистом, Вы ушли от ответа. Я читала Ваши статьи в “Дне” и смотрела передачи “Тайны века”, где Вы самозабвенно рассуждали о нацистской мистике. Скажите честно, да или нет? И не путайте людей...”  
(Е.Подольцева, г. Апрелевка, 44 г.) 


Дугин: Я считаю себя консервативным революционером и национал-большевиком. Это не совсем фашизм, а точнее, совсем не фашизм. В истории фашистских движений было несколько периодов, резко отличающихся друг от друга не только политическими ходами, но и идеологическими, философскими системами. В раннем итальянском фашизме (который мне довольно симаптичен, не буду скрывать) было множество авангаргдных сторон — в социальной и экономической сфере (синдикализм, ориентация на профсоюзные движения), в искусстве (Д’Аннунцио, Маринетти, Папини и т.д.), в правом гегельянстве, развившем теорию Абсолютного Государства (Джентиле), в эзотерических поисках и традиционализме (Эвола, Регини), наконец, в самом фашистском стиле, где некоторый нигилизм и анархизм (“прямое действие, романтизм, экзотика) сочетались с консервативными идеями нации, этики, иерархии, с воинскими ценностями. Однако после пакта, заключенного Муссолини с Ватиканом и с выродившейся монархией, все стало довольно скучно, блекло, бюрократически и неинтересно. На краткий период 1943-1945 этот дух левого, республиканского фашизма несколько возродился в Республике Сало (после того, как консерваторы предали Муссолини авмериканцам), но это было уже не то.

В истории германского национал-социализма тоже был привлекательный для меня период: ранний национал-социализм, явно социалистический, авангардный, пропитанный ариософским мистицизмом “фелькиш” и погруженный в философскую проблематику, развивашуюся консервативными революционерами —Эрнстом Юнгером, Артуром Мюллером ван ден Бруком, Карлом Шмиттом, Вернером Зомбартом, Мартином Хайдеггером, Германом Виртом, Отмаром Шпанном, Лео Фробениусом, Фридрихом Хильшером, Францом Шаувеккером, Фридрихом Хильшером, Освальдом Шпенглером и многими другими. На мой взгляд эта плеяда консервативных революционеров является самым интересным явлением Европы в XX веке. Но практически все эти авторы были либо маргинализированы при Гитлере, либо подвергались репрессиям.

Отвечаю автору письма честно, как просили: мне очень близки интеллектуальные интуиции, идеи и идеологические конструкции этого направления, которое, однако, прямо отождествлять с фашизмом или нацизмом никак нельзя. Это были “диссиденты фашизма”, чьи идеи исторически проиграли в сравнении с прагматической, самоубиственной и абсолютно ложной (преступной) политикой тех сил, которые одержали верх и встали у кормила власти в фашистской Италии и нацистской Германии.

6. Красно-коричневый кардинал

Дугин: Я признателен автору этого письма и многим другим людям, выразившим мне поддержку и солидарность. Действительно, я, как и многие мои друзья, несколько отдалились от того, что некогда являлось объединенной оппозицией, от ее лидеров. Но дело не только в моем решении или нежелании сотрудничать. Эта оппозиция исчерпала свой идеологический и силовой потенциал. Сухой остаток ее — две совершенно неинтересные в политическом плане, конвенциональные, конформистские фракции в Госдуме, самодовольство лидеров, урвавших кусок псевдо-власти, и ядовитые комплексы, пожравшие тех, кто проиграл выборы. В 1992 году мне казалось, что грядет Национальная Революция, Духовная Революция, которая разовьется из широкого движения тех, кого называли тогда “красно-коричневые”. Но все кончилось не просто военным поражением в октярбре 1993, но духовным вырождением, которое началось несколько раньше. Сказалось номенклатурное происхождение большинства лидеров, их аппаратная, карьеристская природа. Те, кто показали себя с лучшей стороны в действии, оказались оттесненными хитрыми интриганами, оппортунистами и конформистами. А после выборов 1993 года в Думы, триумф посредственности был закреплен юридически. С этого момента мы вошли в тяжелую фазу отчуждения. Сейчас типичный период междуцарствия, “interregnum”. Оппозиция окончательно поглупела, власть же умнеет с преступной медлительностью. Не скрою, я разочарован в вождях оппозиции, а в отношении власти я никогда никаких иллюзий и не испытывал. Но не все так просто. Без ума, духа, воли, чести и Революции мы долго не протянем. Теперь, однако, это будет сопровождаться потрясениями и катастрофами. Вот тогда и придет наше время. А этого не избежать. Россия слишком великая и духовная страна, чтобы уйти со сцены истории так просто, без боя, разложившись, спившись, растворившись в тоске и болотах. Этого не будет.

Нет.






Библиотека традиционалиста | Арктогея | Ариес |Милый ангел | Вторжение | Элементы | Новый Университет

Конец мира | Каталог "Арктогеи" | FINIS MUNDI | Статьи Дугина | Книги Дугина | Поэзия | Артгалерея