АЛЕКСАНДР ДУГИН О СТИЛЕ ДЛЯ "РУССКОГО ЖУРНАЛА"





РЖ обратился к своим постоянным и просто авторам с предложением поговорить о стиле. Приглашение к диалогу в данном случае представляется естественным, поскольку стиль, понятие о стиле "лежит" в области оценок. Оценки же складываются в стороне от предмета и, соответственно, требуют дистанции и другого взгляда. Таким образом, разговор о стиле нуждается в многоголосье.

Участникам был предложен один-единственный вопрос:

Актуально ли сегодня, на ваш взгляд, понятие стиля в искусстве?



Александр Дугин:

Мне кажется, что правомочно ставить вопрос не только "есть ли стиль", но "есть ли искусство" вообще, а если есть, - то ли это "искусство", которое знакомо нам из истории. Надо отдавать себе отчет, что мы живем в эпоху фундаментальной смены парадигм. Бодрийяр называет это "пост-историей", эпохой, когда "знак" перестает находиться в четкой взаимозависимости от "означаемого". Иными словами, на предыдущей фазе истории "знак" обязательно указывал на нечто, пусть нечто было плавающим и ускользающим, вариативным, но имеющим некие постоянные пределы, следовательно, любой дикурс поддавался довольно однозначной интерпретации, хотя это могло осуществляться на разных уровнях. Modernity было доминирующим языком, "против которого" - на периферии - кусались его противники, палладины Gegenaufklaerung, то есть мы, традиционалисты. Мы, традиционалисты, критиковали modernity в целом. Но это уже неважно. Сейчас modernity больше нет. И критика - если продолжать ее по инерции - попадает в молоко, вся мишень стала молоком.



Сейчас уже нет modernity, а значит нет "искусства", "науки", "политики", "информации", "архитектуры", "человечества", "полов", "классов" и т.д. Все эти слова в пост-истории должны браться со штрихом - "искусство' (прим)", "человек' (прим)", "баба' (прим)", то что живет за пределом modernity, уже не "искусство", "не человек" и "не баба", в сравнении с прежним. Что это тогда?



Я сказать затрудняюсь. Новые левые определяют это как диктатуру ДНК (ADN - ADoNai), всевластие алеаторного дигитального кода, торжество экрана, тоталитаризм абсолютизированных симулякров. Традицианалисты считают, что в человечество внедрились инфернальные сущности - гоги и магоги - они и есть "пост-люди". По Ницше "последние люди". "Что есть истина?" - спрашивают последние люди и моргают. Фукуяма написал книгу про "последнго человека", автобиографическую. Эти пост-люди имитируют людей, это клоны, голограммы, биороботы, големы. В этом - знаки Апокалипсиса.



Не-"новые левые", и нетрадиционалисты тоже, кстати, растеряны. Но косят губами - "не надо паники, не надо истерики"... Оказывается под вопросом только "стиль..."



Стиль-то как раз налицо. Это стиль пост-истории, от него не избавлен и не свободен никто. Другое дело, что нет "искусства".



Постмодерн не понят никем - ни у нас (что естественно, так как все зрели в ином контексте, а французского большинство пост-советских "пост-модернистов" не знает - во основном все учились тому, как вставать в позицию Юкста...), ни не у нас.



Все прежние формации сохраняли референциальность, наша новая формация - нет, это очень сложно осознать (так говорили новые левые). Процесс растворения онтологии и вырождения человеческого дошел до низшей точки - это новая онтология - онтология двумерного ада (так говорили традиционалисты, новые правые).



Я думаю, что мыслить над пост-модерном со всех точек зрения интересно.



Это из области демонологии, опасно, но захватывает. Это думание приводит к новым референциальностям.



Позволю форсировать: есть атлантистский стиль и евразийский стиль. Геополитика - тот семиотический остов, который обнаружился, когда воды modernity отошли.



Спины двух чудовищ - Левиафана и Бегемота. Два стиля. Один открывает пасть земли, другой ныряет ко дну вещества - последний раз ныряет...



Атлантизм как стиль: быть плазмой пост-истории, ее клеткой, ее инфузорной бесполой циферкой... Не то чтобы говорить "пост-истории" "да", это слишком выспренно, просто иметь позвоночник определенным знаком, гибкий позвоночник, очень гибкий - но что я - кольца змеи подходят более точно - принято - не иметь позвоничника, но иметь вкус к тому, что бы быть branche, или просто разинуть рот - мол, я, молодой... Атлантизм блестит, как неон, но лампочку ввели в ваше сердце. Отравленная магия МакДо, скушай биг!



Евразийство как стиль: в массе своей - не поняли конца modernity, потому что проспали его начало. Это наша бездна сна, архаика телесных испарений, болото неизъеденной паршой рационализма и "прав человека" плоти. Евразийство миноритарно может быть сознательным - это вызов, это взгляд, брошенный в ночь, ночь, брошенная в небо. Это "гость изнутри", это очень страшно и для те и для других...



Евразийство мажоритарно - это затухающие остатки жизни - неспровоцированной жизни. Это подслушенная беседа двух дур из Пскова, стирка белья, бледный глаз старухи, желание почесать за ухом... То, чего не коснулся луч телевизора. Но в обоих случаях - искусства нет. И атлантизм, и евразийство как стили выражают себя не через искусство... Как угодно, но не через искусство. Сегодня искусством заниматься нелепо. Это дурной вкус, это глупый китч. Это слово просто больше ничего не означает.



АРКТОГЕЯ


Rambler's Top100Rambler's Top100