Александр ДУГИН

КОНСЕРВАТИВНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

из-во АРКТОГЕЯ, Москва, 1994



СЛЕПЫЕ ФЛЕЙТИСТЫ АЗАТОТА

Осторожно — хаос!

Будущее всем сегодня представляется совершенно неясным, тревожным и проблематичным. Наивный оптимизм и даже банальная формула “хоть день, да мой” сменяются у большинства зловещими предчувствиями и нехорошими подозрениями относительно завтра. Старые штампы, помогавшие спокойно жить раньше, стерлись. Социальные мифы, поддерживающие массы еще вчера, дискредитированы и разбиты... Когда сегодня мы говорим о будущем, то поневоле представляем себе нечто мрачное, в непроглядной глубине которого таятся зловещие ростки неожиданного, непонятного, пугающего “нового”...

Это темное предчувствие характерно не только для народов, принадлежащих к лагерю “проигравших” в холодной войне с капитализмом и Америкой. Сами победители в отношении будущего вместо восторгов проявляют чаще всего озабоченность и тревогу. Стабильность Запада, как выясняется, в огромной мере зависела от его привычного противостояния Востоку, и оказывается, сам Запад был совершенно не готов к собственной победе.

Внимательные к сверхсовременным социальным трансформациям западные социологи поспешили воплотить всеобщее предчувствие цивилизационной катастрофы в новейшую теорию, которая получила название “социология хаоса”. Термин “хаос” стал одним из самых частых терминов современной публицистики — им пестрят сотни заголовков мировой прессы. О чем бы ни шла речь —югославский конфликт, биржевые катаклизмы, процессы в России и Восточной Европе, энергетический кризис на Западе и т.д. —повсюду вспыхивает индикатор “осторожно, хаос!”

Что стоит за этим термином? Простая мода, смутная эмоция, апатия разума, неспособного более справиться с массой факторов, которые необходимо выстроить в рациональный ряд? Или нечто более глубокое, нечто, что, в соответствии с языком сакральной Традиции, можно назвать “знаками времени”?

Лимиты классической науки

“Мода на хаос” началась в 70-ые годы, когда несколько научных коллективов синхронно принялись изучать феномены, которые классическая наука изучать отказывалась, считая их принадлежащими к сфере случайности, а значит — к сфере хаоса (в соответствии с известной формулой “классическая наука заканчивается там, где начинается хаос”). Физиологи начали с исследования хаотических процессов, происходящих в человеческом сердце после внезапной смерти. Экологи принялись анализировать хаотические колебания популяции шелковичных червей, rombix mori. Экономисты пытались осмыслить процесс финансового и биржевого краха. Астрофизики мучились над проблемой концентрации материи в различных галактиках, а математики строили новые теории относительно “закономерности” произвольных усложненных геометрических фигур. Вся совокупность этих процессов, а также многие другие явления, родственные им, скоро получили общее название “феномены хаоса” или просто “хаос”.

Согласно самой общей “теории хаоса”, все объяснения природных и социальных процессов, даваемые классической наукой в рациональной перспективе, являются приемлемыми только тогда, когда эта наука берется сама по себе, оставаясь в своих рамках. Любая попытка совместить описание одного и того же явления сразу в оптике двух наук приводит к размыванию рационального объяснения. В конечном итоге, при переходе к еще большему количеству научных дисциплин всякая рациональность объяснения совершенно утрачивается, и феномен открывается как нечто “беспорядочное”, “нерациональное”, “случайное”, “хаотическое”. Общеизвестно определение Мандельбротом, пионером исследований хаоса, природы”: “природа — это не что иное, как геометрический турбулентный поток”. Эта физическая теория возникла в результате изучения процесса турбулентности жидких веществ, когда Мандельброт понял, что само явление турбулентности связано с неким посторонним элементом, относящимся к идее математической (а не физической) бесконечности. (Этот элемент получил название “посторонний притягивающий элемент”.)

Но размывание границ явления одновременно создает новые неожиданные связи. Эту особенность хаоса астрофизик Губерт Ривз определяет как существование “непричинной (нонказуальной) связи между самыми отдаленными элементами космоса”. Таким образом, предметы и явления, выходя из той рациональной ячейки, где они пребывали в согласии с концепциями классической науки, попадают в новый странный мир “хаотической взаимосвязи”, где становятся нефиксированными, текучими, динамическими реальностями, реальностями “чистого процесса”.

Все эти открытия ученые назвали “третьей научной революцией XX века”, завершающей первые две “революции” — “теорию относительности” и “квантовую механику”. Однако довольно скоро эта революция вышла за рамки естественных наук и распространилась на сферу социологии, политологии и философии.

Социология хаоса

Продолжатели Мандельброта в социологии перенесли отношение к материи как к хаосу на исследование человеческого общества, что породило следующие социологические и философские формулы “общество — это спонтанная виталистская толпа” (Маффесоли), “история — это движение плюс неопределенность” (Баландье), “мир — это не мир, а экстравагантный ансамбль” (Конш) и т.д. Если физики хаоса утверждали, что “хлопанье крыльев бабочки в Японии может вызвать снежную лавину в Перу”, то социологи хаоса пришли к выводу, что “движение женских ножек по Уолл-стрит вполне могло быть причиной биржевого кризиса осенью 1987 года” (Х.Эспарса). С действием таинственного “постороннего притягивающего элемента” социологи хаоса сталкивались повсюду — во внезапном появлении болезней типа СПИДа, в волнах безработицы, в непредсказуемом поведении электората в демократических обществах, во взрыве современного терроризма, тем более странного, что он не достигает, как правило, вообще никаких целей, и часто бесцельность и есть основной мотив террористических акций...

Результатом этих исследований стал призыв “помыслить хаос”, т. е. согласиться с видением общества как процесса, находящегося в постоянном дисбалансе, нестабильности, со все возрастающей сложностью, гетерогенностью и неравенством. “Помыслить хаос” —означает принципиальный отказ от рациональных и логичных моделей и структур, которые до последнего момента служили основным инструментом в постижении людьми мира и общества.

Самое поразительное, что сразу же с момента первого появления подобных теорий к этой “экстравагантной” волне в социологии и политологии стали проявлять пристальное внимание очень серьезные организации, связанные с управлением мировыми процессами. Показательно в этом отношении свидетельство Мануэла Тоариа: “То, что эта наука привлекла к себе повышенное внимание Пентагона, ЦРУ и Департамента энергии США, можно заметить по тем все возрастающим, баснословным инвестициям, которые эти организации делают в мировые научные центры, исследующие феномены хаоса во всех сферах человеческой деятельности.” Как известно, такие серьезные организации, как Пентагон и ЦРУ, в настоящий момент озабоченные управлением не только Америки или Западной Европы, но и всей планеты, вкладывают значительные средства только в те области, которые имеют самое непосредственное отношение к исполнению их прямых функций.

Вначале эмоции и подозрения... Потом смелые гипотезы в естествознании. Затем социологические и философские обобщения... И наконец, “баснословные инвестиции ЦРУ”... С понятием “хаос” сопряжена какая-то важнейшая тенденция современного мира или даже завершение этой тенденции, ее окончательная реализация... Мы присутствуем не просто при “вскрытии” хаоса в окружающей нас действительности — “в движении облаков, в автомобильных пробках, в ассиметричном ритме падения осенних листьев, в циркуляции крови по сосудам и артериям” (М.Тоария) — но при начале “пришествия хаоса”, его агрессивного, давящего наступления. Создается впечатление, что на нас надвигается лавина хаоса, спавшего под покровом разумности пока не наступил конец XX века — час, когда хаосу, видимо, пришла пора проснуться...

“Буря равноденствий”

Если в 70-е годы тема хаоса стала точкой повышенного внимания научных и философских кругов, то прецеденты этого мы можем встретить и в самом начале века, но на этот раз в мистической форме. Выражение “магия хаоса” принадлежит знаменитому оккультисту Алистеру Кроули, который обозначал так “технический”, “оперативный” уровень своей странной доктрины — “телемизма” (от греческого слова “телема” —”воля”). Кроули сам себя считал “Зверем 666”, о котором говорится в Апокалипсисе, и полагал, что его миссия состоит в том, чтобы открыть человечеству “новый закон”, применимый для эпохи, последующей за христианским циклом. “Магия хаоса” была в этом контексте той ритуальной мистической практикой, которой суждено, по мнению Кроули, стать центральным культом “нового эона”. Основным принципом доктрины “телемитов” была формула “делай, что хочешь!”, т.е. тотальный и абсолютный анархизм.

“Магия хаоса” имела также и еще одно более узкое значение в комплексе “телемитских” доктрин. Для того, чтобы пояснить это, придется сделать краткий экскурс в зловещую вселенную мысли Алистера Кроули. Согласно “откровению”, полученному Кроули в 1905 году в Каире от некоего “демона Айваза”, в настоящее время человечество завершает свой двухтысячелетний цикл, который проходил под знаком “умирающего и воскресающего бога”, типологически сходного с Озирисом. (Христианство Кроули включал, естественно, в эту категорию). Еще две тысячи лет назад был “эон Изиды”. Сейчас же наступает новый “эон”, “эон Гора”, который отменяет закон предыдущей цивилизации и устанавливает новый закон (совпадающий для Кроули с “откровением” демона Айваза, запечатленного в “Книге Законов”). Но между эонами существуют особые промежутки, особые переходные периоды, когда торжествуют не старые или новые законы, но силы разрушения, беспорядка, силы хаоса. Эти периоды жестокого хаоса Кроули называл “равноденственными бурями”, намекая на астрологический символизм смещения точки весеннего равноденствия на 30 градусов за период равный длительности одного эона — 2 000 лет. Итак, “магия хаоса” —это ритуальная практика, связанная со сменой эонов и предполагающая “вызывание” из потусторонних сфер иррациональных демонических сил, которым предназначено обрушиться на человечество и затопить цивилизацию в потоке адской вакханалии и ужаса. Собственно говоря, сам Кроули прекрасно отдавал себе отчет в соответствии этой доктрины пророчествам Апокалипсиса, где именно в таких терминах описывается приход в мир Антихриста и его свиты. Поэтому он и выбрал своим мистическим именем “мэтр Терион”, т.е. “господин Зверь”.

Известно, что Кроули видел проявления “бури равноденствий” во всех революционных движениях начала XX века и даже стремился повлиять на их лидеров, настойчиво посылая свою “Книгу Законов” Гитлеру, Муссолини, Ленину, Троцкому и другим. Говорят, что именно Кроули научил Черчилля приветствовать толпу двумя пальцами (“знак виктории”), так как этот знак, согласно “магии хаоса”, означает “козлиный профиль”, морду “господина Шабаша”. Как бы то ни было, показательно уже само его желание не только навязать “магию хаоса” своим ученикам и адептам как прямым практикам “телемизма”, но и спроецировать некоторые ее элементы на политический и культурный уровни. В сфере культуры, к примеру, Кроули это вполне удалось, так как многие рок-музыканты изначально принадлежали к его секте после смерти самого “мэтра Тириона” — наиболее известными примерами являются музыканты из группы “Лед Зеппелин”, Дэвид Боуи, Оззи Осборн.

Но все это лишь внешние следы “Зверя”, усердно готовившего “бурю равноденствий”, срок которой пришел, по мнению Кроули, в 1905 году. А какова его роль в подготовке появления физики хаоса или социологии хаоса в 70-ые? Не тянутся ли нити многих оккультных обществ, находившихся под прямым или косвенным влиянием Кроули, к тем гуманитарным пара-масонским организациям, к которым принадлежат большинство современных ученых? Безусловно, официальное “регулярное” масонство отвергает учение “мэтра Тириона”, но так ли дело обстоит с множеством “иррегулярных” обрядов и оккультистских лож (в первую очередь, “Мемфис-Мицраим”)?

Так “наука хаоса”, “третья научная революция” 20-го века обнаруживает дополнительное зловещее, магическое измерение.

Темные иерархи Ада

От “магии хаоса” Алистера Кроули обратимся к “мифологии хаоса” другого знаменитого автора — Говарда Ф.Лавкрафта, известного своими фантастическими “романами ужасов”. В его случае, как и в случае Майринка, Мэтчена, Литтона, Рэ и т.д., мы имеем дело не просто с писателем-фантастом, но с усердным практиком в сфере потустороннего, связанным с одним из зловещих магических орденов, родственных английской организации “Голден Доун”. Лавкрафт считается высшим авторитетом в современной американской “церкви сатаны” Энтони Лавэя. Кроме того американские последователи Кроули из “эзотерического ордена Дагона” основывают свою “магию хаоса” не только на “телемитских” рецептах, но и на данных лавкрафтовских историй.

Вселенная Лавкрафта в общих чертах такова. — Главная и самая высшая (или, точнее, самая низшая) инстанция космоса — это Хаос, вечный враг светового Творения, Порядка. Его первым проявлением является существо, принадлежащее к категории “изначальных”, Йог-Сотот. Лавкрафт пишет о нем в рассказе “Данвичский ужас”: “Изначальные были, изначальные будут, изначальные есть, но не в тех пространствах, которые нам известны, а между ними; они идут, спокойные и гордые, по ту сторону измерений и невидимо для нас. Йог-Сотот знает дверь, Йог-Сотот и есть дверь, Йог-Сотот — ключ и стражник двери. Прошлое, будущее, настоящее находятся в Йог-Сототе.” Ученик Кроули Кеннет Грант считает Йог-Сотота “высшим проявлением хаоса, а его имя — самым страшным богохульством для эона Озириса”.

Если “изначальный” Йог-Сотот простирается повсюду, распластываясь по щелям демонической лавкрафтовской вселенной, то “изначальный” Азатот является концентрацией хаоса, его “сгустком”, его “персонификацией”. Лавкрафт пишет о нем: “Азатот — слепой бог-идиот, который валяется в грязи последнего хаоса; он — господин всех вещей, окруженный толпой беспечных бесформенных танцоров, укачиваемых звуками флейт, которые он сжимает в своих бесчисленных лапах.” В другом месте Лавкрафт говорит о “слепых флейтистах-идиотах” как о свите Азатота.

Одним из “танцоров” является Ньярлототеп, посланник “изначальных” в человеческий мир. Лавкрафт описывает его как традиционного дьявола — в черной одежде, с темной кожей, с кавказскими чертами лица.

Другие персонажи Лавкрафта занимают более скромные позиции в иерархии хаоса. Шубб-Ниггурат царствует под землей. Хастур —на дальних звездах. Ктулху — на морском дне, в затопленном городе Р’льех. Этот последний особенно занимал Лавкрафта, так как ему посвящены многие его рассказы и повести. Ктулху —жрец Йог-Сотота и Азатота. Он также ответственен за сны человечества, которыми искусно управляет.

Согласно лавкрафтовской мифологии, все эти сущности хаоса некогда пребывали среди людей, но потом были вытеснены светоносными богами (о которых, правда, Лавкрафт упоминает лишь вскользь). Как бы то ни было, они не исчезли окончательно, но лишь удалились за магические стены вселенной, откуда они стремятся выбраться и ворваться в человеческий мир. Лавкрафт пишет, что у “богов хаоса” есть адепты среди людей, и они постепенно “проделывают отверстия в магических барьерах, отделяющих хаос от космоса, чтобы впустить, тех, кто таится по ту сторону порога”. Сатанисты Лавэя и “телемиты” Кроули однозначно отождествляют самих себя с этими служителями “богов-идиотов, окруженных слепыми флейтистами”.

Лавкрафт утверждает, что наша эпоха знаменует собой конец древнего проклятия, наложенного на “изначальных”, и их вторжение в человеческий мир неминуемо.

Вот как Лавкрафт описывает мир после прихода в него “богов хаоса”: “человечество станет свободным и диким, по ту сторону добра и зла; мораль и законы будут отменены; все люди будут кричать, убивать и пьянствовать в радости. И тогда “изначальные” научат их новым способам кричать, убивать и пьянствовать; и вся земля запылает в холокосте экстаза и свободы”. Приблизительно так же видел “бурю равноденствий” и “мэтр Терион”.

Эти сюжеты точно соответствуют описанию “пришествия орд гогов и магогов”, которые перед концом мира должны прорвать снизу “яйцо мира” и ворваться в мир людей. Адепты же “богов-идиотов” совпадают с описанием “святых сатаны”, которое мы находим в исламской традиции, или “слуг антихриста”, как называют их христианские тексты.

Откровения “брата Маркиона”

Исследуя проблему хаоса, мы вышли на одного таинственного человека, который руководит французским издательством под названием “Издательство Хаос” и который, по его утверждению, является крупным деятелем масонских и оккультистских организаций “иррегулярной” ориентации. Его настоящее имя нам неизвестно, а представился он “братом Маркионом”. Причины его откровенности в нашей беседе остаются загадкой и для нас самих, но тем не менее, информация, которую он нам сообщил, проливает свет на очень таинственный аспект современности. Смысл речи “брата Маркиона” сводился к следующему.

Все мировые масонские организации можно условно разделить на “административные”, “светские”, с одной стороны, и “субверсивные”, “революционные”, “подрывные”, с другой (по-французски “la maconnerie gestionnaire et la maconnerie revolutionnaire”). “Административное” масонство давно забыло мистический и инициатический смысл своих ритуалов и превратило мировую систему лож в инструмент политического и социального контроля над обществом, в средство для карьеры, приобретения уютного местечка и экономических привилегий. Такое масонство сугубо рационалистично. Его единственным богом является Разум, а точнее, рассудок, примененный к оптимизации социальных условий для людей своего круга и поиск способа наиболее рационального устройства общества. Такое масонство озабочено, в первую очередь, проблемой власти, ее приобретения и сохранения у одного и того же круга лиц — самих масонов. К такому масонству относятся “Великий Восток”, “Великие Национальные Ложи” и “Шотландский обряд”.

“Революционное”, “субверсивное” масонство (к которому, по всей вероятности, принадлежит и сам “брат Маркион”) ставит своей целью мистическое преображение социальной реальности, подготовку особого эсхатологического периода, мессионизм, революцию. Такое масонство антиразумно и антирационально. Оно стремится к ниспровержению существующих структур власти, к уничтожению правящих элит и к построению новых типов общества, основанных на эксперименте и новаторстве. Естественно, такая “субверсивная” масонерия является заклятым врагом “административной” масонерии. “Субверсивная” масонерия чаще всего связана с “иррегулярными” масонскими ложами — с обрядом “Мемфис-Мицраим”, с мартинизмом, с оккультистскими сектами и т.д.

Крайне любопытно и то, что “брат Маркион” сообщил о “еврейском” этническом компоненте в этом противостоянии. Согласно его утверждению, среди самих евреев также нет единодушия даже в отношении самых основных идеологических ориентиров. Так мистическое, мессианское крыло иудеев — в первую очередь, хасиды, саббатаисты (последователи псевдомессии XVII века Саббатаи Цеви) и другие гетеродоксальные группы евреев (чаще всего из Восточной Европы) — солидаризуется с “субверсивной”, “революционной” масонерией. Талмудисты и ортодоксы от иудаизма, напротив, тесно связаны с “регулярной”, “административной” масонерией, к которой относится и известная ложа “Бнай Брит”.

Заметим a propos, что привычная конспирологическая схема “иудео-масонского заговора” у “брата Маркиона” распалась даже не на два, а на четыре различных элемента —

Совершенно очевидно, что “субверсивная”, “революционная” линия в масонстве тем или иным образом связана с “пришествием хаоса” и со всей той демонической и черно-магической атрибутикой, которая сопровождает “бурю равноденствий”.

Подтверждения этому долго искать не пришлось. Сам Кроули был впервые посвящен в мистические культы в ордене “Голден Доун”, который представлял собой “египетский”, “иррегулярный” обряд английского розенкрейцерства. Позднее он был также посвящен в “Орден Восточных Тамплиеров” и стал его главой, а этот орден был инспирирован “Братьями-посвященными Азии”, в котором главную роль играли евреи-саббатаисты. Главой самого “Голден Доун” также был еврей — Самуил Лиддел Мазерс (женатый, между прочим, на родной сестре философа Бергсона, Мойре, тоже, естественно, еврейке). Таким образом, “субверсивная” линия иррационального масонства сопрягается как с иудейской гетеродоксией, так и с черной магией.

“Боги хаоса”, активно призываемые черными адептами, ведут невидимое сражение с “богиней Разума”, под знаком которой “административное” масонство пытается организовать рациональный и управляемый “новый мировой порядок”. (Интересно, что бывший президент США Буш, чаще всего употреблявший этот термин, был масоном именно “регулярного”, “административного” Шотландского обряда). По аналогии с формулой “регулярной” масонерии можно сказать, что оккультная “субверсия” готовит наступление “нового мирового хаоса”.

“Психическое телевидение”

Теперь снова вернемся к социологам хаоса и к их предложению “помыслить хаос”. Речь здесь, конечно, не идет о полном и совершенном безумии и отказе от рациональных форм мышления. Об этом говорит и то, что даже самые крайние сторонники хаоса сохраняют понятие “мысли”, и то, что ученые, занимающиеся этой проблемой употребляют такое выражение, как “законы хаоса”. Таким образом, речь идет об обращении к какой-то сфере действительности, связанной с человеческой психикой, подчиненной определенной логике, но логика эта должна быть основана на новых внерациональных, иррациональных принципах.

Современные психологи утверждают, что психическая деятельность человека имеет две основные формы — рациональную и нерациональную. Первая связана с рассудком, дневным, пробужденным сознанием, с расчетом и анализом. Вторая —область эмоций, интуиций, сновидений, предчувствий. Эта вторая сфера получила название “подсознательное” или “бессознательное”. Ярче всего “бессознательное” проявляет себя в человеческих снах или в душевных болезнях, причем в последнем случае “бессознательное” не просто временно (как у обычных людей во время сна), но навсегда вытесняет “дневную рациональность”. Исследования психоаналитиков и “глубинных психологов” школы Юнга подробно продемонстрировали наличие у “бессознательного” своей “географии”, своих “законов”, своей “логики” и своей особой “разумности”. Итак, нерациональная, “сновиденческая” действительность ближе всего стоит к той сфере, которая интересует современных исследователей хаоса. Именно там соединяются мысль и безумие, рациональное и иррациональное, логичное и алогичное, физическое и нефизическое. Именно в сфере “бессознательного” действуют те искажающие рациональные пропорции силы, которые Мандельброт определил как “посторонний притягивающий элемент”. Подобно тому, как математическая и геометрическая “бесконечность” спонтанно врывается в физический процесс турбулентности у Мандельброта, так в мире сновидений фрагменты “дневных” переживаний, забот и размышлений переплетаются с потусторонними и необъяснимыми образами, гротескными персонажами и фантасмагорическими сюжетами.

Предложение “помыслить хаос” фактически означает “приглашение к сновидению”, настоятельное подталкивание человеческого сознания к погружению в мир грез. И поэтому совершенно не случайно многие “физики хаоса” (в частности, Г. Ривз) для формулировки своих доктрин обратились к юнгианской концепции “коллективного бессознательного”, существующего в “синхронном” состоянии вне пространства и времени. Ривз также строит гипотезы о наличии особой “хаотической разумности” в самой материи, и эта “хаотическая разумность”, по его мнению, и лежит в основе “непричинных (нонказуальных)” связей.

На самом деле, “сновиденческий” стиль постепенно, начиная с 60 -х годов (с эпохи “психоделики”), стал нормой западной культуры. Рационалистический подход, свойственный начальным периодам XX века, по мере усложнения системы логических связей, структурирующих современное общество, сменялся все большей “мифологизацией” действительности. На место “идеи” или “концепции” стал “образ”, что проявляется сегодня не только в культуре, но и в политике и даже в экономике (к примеру, все возрастающая роль “рекламы” в сфере производства и коммерции). Но образ, “имидж” является элементом как раз иррациональной, “сновиденческой” стороны человеческой психики. Кроме того, выдвижение на первый план телевидения как средства массовой информации окончательно закрепило эту центральную позицию “образа” по сравнению с содержанием.

В художественной телепродукции эта апелляция к “сновиденческой” реальности еще более очевидна. Постоянными сюжетами здесь являются эротические образы, фантастические фигуры и персонажи ночных кошмаров. Телепередачи большинства современных стран являются неким постоянным “сновидением”, навязывающим зрителям вкус к “смещенной” реальности, где элементы “галлюцинаций” соседствуют с бытовыми фрагментами. Самые прозаические предметы (типа пылесосов или вентиляторов) рекламные ролики наделяют “эротическим” содержанием, а картины реальных трупов и катастроф постепенно сливаются с фантастическими образами фильмов ужасов. Так хаос не только проявляет себя, но и постоянно расширяет свое влияние на людей, размывая их привычные представления о “нормальном” и “ненормальном”, о “возможном” и “невозможном”, о “реальном” и “воображаемом”, о “доступном” и “запретном”.

Телевидение и другие средства массовой информации превратились в настоящую “фабрику сновидений”, где эти “сновидения” не только проецируются, но и создаются и контролируются. Через “имидж” зрители получают фрагменты рациональных заключений, необходимых закулисному “оператору”, и наоборот, рациональные внешне рассуждения подчас ориентированы лишь на пробуждение иррационального “образа”.

Вся эта картина заставляет вспомнить о зловещем персонаже мифологии Лавкрафта — Ктулху, которому “поручено контролировать сны человечества из своего затонувшего на дне океана города Р’льех”. Сам символ “затонувшего города” с обитателями-монстрами — полулюдьми-полурыбами — точно описывает всю сферу “коллективного бессознательного”, так как, согласно Традиции, “коллективное бессознательное” является останками сакрального мировоззрения, полустертого в течение долгих веков в генетической памяти человечества, “затонувшего” в глубинах психики.

Характерно, что одна из самых “сатанинских” современных музыкальных рок-групп, открыто апеллирующих к учению Кроули, носит название “Психическое Телевидение” (“Psychic TV”).

Авангардное предложение современных социологов “помыслить хаос” на практике оборачивается “телеконтролем снов”, насильственным вовлечением людей в стихию “контролируемого безумия”, “непрекращающегося искусственного сновидения”. А нити контроля над “психическим хаосом” теряются в лабиринтах специальных политических отделов информации, спецслужб и оккультных организаций.

”Подземные инопланетяне”

Другим симптомом плавного вхождения людей в мир “сновидений” может служить повальное увлечение “проблемами НЛО” или “инопланетян”. Любопытно, что именно Лафкрафт одним из первых начал разрабатывать в литературе тему “демонического вторжения” существ из иных галактик в человеческий мир. В его мифологии есть специальный “бог”, Хастур, который ответственен за собрание всех демонических сущностей, “высланных за переделы вселенной на дальние звезды” и за их пришествие на землю “после открытия запертых доселе дверей”. “Инопланетяне”, которые стали сегодня центром притяжения столь большого количества людей во всем мире, безусловно, родственны этой мифологической концепции, точно повторяющей традиционную теорию о “пришествии гогов и магогов в последние времена”. В исламе эти “инфернальные” существа названы “яджуд ва маджуд”, а индуисты дают им название “коки и викоки”.

“Инопланетяне” (мнимые или действительные, не важно) являются типичными фигурами хаоса, персонажами, в которых дневное сознание обычных людей концентрирует наиболее сильные сновиденческие мотивы. Как и все остальные действующие фигуры сна, “тарелки” и “пришельцы” находятся на грани между существованием и несуществованием, они то есть, то бесследно исчезают, сливаясь с пейзажем. Вся “уфология” как хобби и как профессиональное занятие заставляет человека пребывать в “размытом” состоянии, в своего рода “психическом опьянении”, где границы явлений и событий неопределенны и призрачны и где “непричинные” связи реальности представляются очевидными, хотя и постоянно ускользающими от сознания.

С начала 70-х годов среди различных уфологических гипотез о “происхождении тарелок” стала весьма популярна гипотеза об их “подземном” местонахождении... Несмотря на видимую абсурдность этой концепции, связывающей “посланцев дальних звезд” и “подземных жителей”, она получила широкое распространение. Впервые эту теорию высказал Рэмон Бернар, руководитель космистской псевдо-розенкрейцеровской организации AMORC. На самом деле это уточнение довольно правдоподобно, если, конечно, рассматривать все то, о чем идет речь, как символический способ изложения. Действительно, “орды гогов и магогов”, которые скрываются за наукообразным именем “инопланетян”, являются демоническими существами низших, под-человеческих, адских миров, миров “внешних сумерек”, на что и указывает их “подземное” месторасположение. Это сочетание “отдаленности” и “подземности” полнее всего характеризует “обитателей внешних сумерек”.

Особый интерес спецслужб и правительственных комиссий к феномену НЛО станет нам теперь совершенно понятным в контексте стратегического курса на изучение и “пришествие” хаоса, курса, который недвусмысленно взяла сегодня современная цивилизация. Безусловно, “пришельцы” интересуют разведки и идеологические отделы правительств не с технической, не с научной и не со стратегической точки зрения, как наивно полагают обыватели (сами чаще всего немного верящие в “тарелки”). Для этих серьезных организаций важен “сновиденческий”, “психоделический” аспект этой неомифологии, сопряженный с разработкой эффективных методов “властвования в хаосе”. Показательно, что одним из первых о “важности феномена тарелок для современного человечества” заговорил сразу после Второй мировой войны Карл Густав Юнг, основатель “психологии глубин” и создатель теории “коллективного бессознательного”.

Утро после потопа

Мы попытались в самых общих чертах обрисовать ту панораму цивилизации, которая с каждым днем становится все более актуальной. Нет никаких сомнений, что именно “хаос” является ключевым термином для адекватного осознания того, с чем человечеству предстоит столкнуться в самом ближайшем будущем. Все более очевидной становится неспособность “административной”, “классической” масонерии управлять цивилизацией с помощью рациональных методов. И само усложнение этих методов часто сводит практически на нет их эффективность. Тенденции ко всеобщей “субверсии” нарастают как на культурном, так и на политическом уровнях. Хотя внешне представляется, что “революционные” энергии в современной цивилизации истощились (что отчасти и верно), страшные потоки темного хаоса отнюдь не укрощены либеральным утопическим обществом, основанным на оптимистических схемах гуманистического, просвещенческого рационализма. “Богиня Разума” времен Французской революции превратилась в вульгарную и продажную “мисс США”. Порядок бирж, денег, рынков и парламентов окажется не более стойким, чем вчера еще неколебимый, а сегодня распавшийся в труху “оплот социализма”. Экологические катастрофы, энергетические кризисы, брутальные конфликты и демографические взрывы станут прелюдией пришествия хаоса.

Для религиозного, традиционного сознания эсхатологический смысл современных процессов совершенно очевиден. Мы стоим вплотную к Концу Мира. Интерпретация “пришествия хаоса” у людей Веры сомнений тоже не вызывает. Естественно, некоторые могут впасть в искушение солидарности с теми силами в современном мире, которые внешне пытаются сопротивляться “наступлению слепых флейтистов Азатота”, “черной свите демонов внешних сумерек”. Это желание можно понять, но от этого оно не становится более правильным. “Чистый разум”, “человеческий разум”, оторвавшийся от связей со Сверхразумным, с Божьим Промыслом, с “Первым Умом” (по выражению православного канона), превративший себя в идола, в “богиню” и был первым шагом человечества на пути к финальному мраку. Если “административная”, “рационалистическая” и “трезвая” часть тех явных и тайных институтов, которые ведают сегодня контролем основных процессов в цивилизации, будет низвергнута “демоническими заговорщиками”, “адептами слепых богов хаоса”, “иррегулярными” ложами и гетеродоксальными, “мессиански настроенными иудеями, это будет лишь логично и справедливо. Чисто человеческий разум и чисто человеческое безумие являются не столько противоположными, сколько взаимодополняющими вещами. Без присутствия трансцендентного Святого Духа, как известно, вся “мудрость человеческая есть безумие”, а с его присутствием и “нищие духом выше мудрецов”. Поэтому на грядущем фронте борьбы рационалистов и иррационалистов, у людей Традиции нет своих, нет “наших”. И те, и другие —”чужие”.

Ужас “сновидения наяву”, который захлестнет цивилизацию, в конечном счете, не больше чем закономерное следствие утраты человечеством Сакрального. Потеряв Сакральное в его светлом, сверхразумном и спасительном аспекте, люди столкнутся с его темной, негативной, карающей, наказующей стороной. Пришествие сил хаоса в последние времена — необходимая часть провиденциального сценария космического цикла, цикла человеческой истории. Темные волны ада сметут ветхий и отпавший от Бога мир, как волны потопа стерли с лица земли “прагматиков”, глухих к предупреждениям ясновидящего патриарха Ноя.

Хаос уже здесь. Он вежлив и корректен в странных гипотезах “третьей научной революции”. Он парадоксален и сух в постмодернистских социологических теориях. Он вызывает улыбку в рекламных роликах и фантастических сериалах. Он пикантен в романах ужасов. Он плосок и банален в уфологических журналах. Он вызывает отвращение и брезгливость в противоестественных ритуалах современных сатанистов. Но истинный свой объем и истинный свой лик он пока скрывает. Лик этот страшен.

Невольно вздрагиваешь сегодня, когда рядом, даже в шутку, говорят “после нас хоть потоп!”. Какая зловещая истина скрыта за этими почти “пророческими” словами. Настоящей же формулой тех, кто имеет силы, решимость и мужество противостоять как новому мировому порядку, так и новому мировому хаосу, должна стать иная формула: “После потопа — мы!”

Безумие будет расплатой для тех, кто поверили во всемогущество человеческого разума. Кошмар анархии настигнет тех, кто тщились управлять человечеством без Бога и Церкви. Темная материя восстанет на тех, кто наивно считали себя ее покорителями. Атеиста удушит демонопоклонник, а скептика растерзают бесы. Тех, кто не хотел слушать предупреждений и увещеваний, кто предпочитал тупую дрему, пробудят зловещие звуки “сумасшедших флейтистов бездны”.

Кризис современного мира необратим. Хаос будет его последним словом. Но страшная мистерия хаоса обнаружит и проявит иной полюс, противостоящий как “богине Разума”, так и “богам Безумия”, — сакральный полюс Вечности, Северный Полюс Духа. Все претензии хаоса на абсолютность, а его “богов” на вечность и бессмертие суть не что иное, как иллюзии. В конечном итоге, это не больше, чем тени сакрального, отражения небесных иерархий, упавших в нижние регионы Творения. Это — только пародии, чудовищные, но бессильные причинить зло тому, кто выбрал своей судьбой судьбу Духа, кого Дух избрал для своего служения. По ту сторону хаоса, чей триумф будет эфемерным, уже блещут лучи Вечного Града, Небесного Иерусалима, лучи Древа Жизни, Брачное Таинство Агнца...

Роберт Блох, продолжатель Лавкрафта, в рассказе “Странные эоны” писал: “Тот, кто спит в вечности, не умер, и время странных эонов пришло. Звезды на месте, двери открыты. Время остановилось. Смерть умерла. Великий Ктулху принял бразды правления миром, и это было началом его вечного царствования.”

Жан Парвулеско, один из тех немногих, кто с полным основанием может подписаться под фразой “после потопа — мы!”, так комментировал этот пассаж: “Мы полностью согласны с этим, только вместо имени Ктулху мы должны поставить иное, еще немыслимое сегодня слово, имя “абсолютной концепции”, воплотившей в себе “догматическую иррациональность”. Это имя того, кто на самом деле поднимется и восстанет, но против Царства Ктулху, кто победит и уничтожит его. А в остальном все правильно. Звезды на месте. Двери открыты. Время странных эонов пришло. Мы возвращаемся к Первооснове.”
   




Оглавление