Юлиус Эвола

ЛЮДИ И РУИНЫ
(глава XIII: "Оккультные войны - оружие оккультных войн")

I

Кризису, обрушившемуся на жизнь современных людей, в зависимости от избранной точки зрения, приписывают самые различные причины: общеисторические, социальные, социально-экономические, политические, моральные, культурные и т.п. Каждая из них играет определенную роль, но, прежде всего, следует поставить вопрос о том являются ли они первичными и носят ли столь же автоматический характер, как и причины, порожденные физическим миром. Должны ли мы принимать в расчет исключительно действие вышеперечисленных причин или же необходимо попытаться отыскать влияния высшего порядка, чтобы развеять видимость чисто случайного характера тех событий, которые потрясали и продолжают потрясать западный мир, подчиняясь общей логике без учета частных аспектов?

В рамки настоящей проблемы входит и представление об оккультной войне, т.е. теневой войне, ведомой теми силами, которые можно обобщенно назвать силами мировой подрывной деятельности. Эта война ведется таким оружием и разворачивается в таких обстоятельствах, которые современная историография совершенно не принимает в расчет. Для их понимания необходима трехмерная история, которая, кроме двух измерений плоскости, включающих видимые причины, факты и действующих лиц, учитывает также измерение глубины, тайное измерение, на котором действуют силы и влияния, участие которых нередко носит решающий характер, и каковые нельзя свести к чисто человеческому - индивидуальному или коллективному - уровню.

Поэтому необходимо, прежде всего, уточнить смысл понятия "скрытое влияние". В данном случае речь идет не о неких темных и иррациональных влияниях, которые по отношению к видимым силам истории, играют ту же роль, что и бессознательное по отношению к бодрствующему сознанию индивида, согласно представлениям той психологической школы, которая недавно получила название "глубинной психологии". О бессознательном имеет смысл говорить как раз в том случае, когда мы имеем дело с теми, кто в трехмерной перспективе, выступает скорее в роли объекта, нежели субъекта истории, т.е. о людях, которые ни в мыслях, ни в действиях не осознают ни тех влияний, которым они подчиняются, ни тех целей, которым служат в действительности. У подобных людей, независимо от того, что они сами об этом думают, центр личности располагается скорее в бессознательном и предсознательном, нежели в ясном сознании. Особенно это характерно для людей действия и идеологов. В этом смысле действительно можно говорить о том, что решающие события оккультных войн разворачиваются в области человеческого бессознательного. Но если мы рассмотри подлинные движущие силы истории в той особой перспективе, на которую мы указали чуть выше, то увидим, что дело обстоит совершенно иначе. В данном случае не может быть и речи ни о предсознательном, ни о бессознательном, поскольку здесь мы имеем дело с "сознательными сущностями", которые прекрасно знают чего они хотят и какие средства им необходимы для того, чтобы - по преимуществу косвенным образом - добиться своей цели.

Таким образом, третье историческое измерение не имеет ничего общего с отвлеченными философскими или социологическими представлениями. Его можно описать как "закулисную" историю, где действуют совершенно определенные "сознательные сущности".

Для того чтобы изучение тайной истории имело позитивный и научный характер, не следует слишком отрываться от земли, витая в облаках. Тем не менее, мы должны опираться на метафизику истории, имеющую дуалистическую основу, в том виде как она была известна в древних традициях. Та же католическая историография рассматривает историю не как простой механизм, обусловленный исключительно естественными, политическими, экономическими и социальными причинами, но скорее как развертывание некого - "провиденческого" - плана, которому противостоят враждебные силы, называемые, с нравственной точки зрения, "силами зла", а с богословской - силами Антихриста. Подобное представление имеет положительное содержание, при условии его очищения и сведения к существенному, т.е. если мы будем рассматривать эту проблему скорее в метафизическом, нежели религиозном смысле, как было принято в классической древности и у индоевропейцев. Силы космоса против сил хаоса, где первым соответствует все связанное с формой, порядком, законом, духовной иерархией, традицией в высшем смысле, а вторым - разрушительные, подрывные, вырождающиеся идеи, стремящиеся к торжеству низшего над высшим, материи над духом, количества над качеством. Таковы основные ориентиры, которыми мы должны руководствоваться при анализе различных влияний, действующих за рамками видимой истории на уровне осязаемых причин. Об этом нельзя забывать, но подобный подход требует величайшей осторожности. Повторим сказанное: необходимо учитывать метафизическую подоплеку, но при этом нельзя терять связи с конкретной действительностью.

Сегодня, более чем когда-либо, необходимо обратиться к тем перспективам, которые обычно полагают чисто умозрительными и представляющими интерес исключительно в плане познания, хотя в действительности они также могут дать нам оружие, необходимое для восстановления порядка. В одной из работ, к которой мы еще обратимся в дальнейшем, говорится: "Мышление гоев имеет чисто животный характер; они не способны предвидеть последствия, к коим может привести конкретная причина, особенно если подать им ее в определенном свете. Именно благодаря этому отличию евреев от гоев, мы можем с уверенностью утверждать, что являемся избранным народом, а наша природа носит сверхчеловеческий характер: что вытекает из простого сравнения с инстинктивным и животным умом, свойственном гоям. Последние видят факты, но не предвидят их и не способны постичь что-либо выходящее за рамки чисто материального уровня". Без учета абстрактной ссылки на евреев, которые в данном документе выступают в роли единственных скрытых агентов мировых подрывных сил (вскоре мы поговорим о том, как следует относиться к данному утверждению), эти рассуждения главным образом относятся к тем, кого мы назвали "объектами истории". Действительно, мышление большинства современных людей действия по сравнению с их тайными врагами предстает куда более примитивным, так как они сосредотачивают всю свою энергию на осязаемом, "конкретном" и не способны уловить, или хотя бы предчувствовать взаимосвязь действий и реакций, причин и следствий, поскольку их горизонт крайне ограничен и практически всегда грубо материалистичен.

Более глубокие причины истории - как те, которые оказывают отрицательное влияние, так и способные к положительному и уравновешивающему воздействию - работают в основном благодаря тому, что можно определить как "неосязаемое". Они приводят к практически неощутимым изменениям - идеологическим, политическим и т.п. - которые порождают крайне серьезные последствия: так появление первых трещин в снежном покрове заканчивается сходом снежных лавин. Они почти никогда не действуют напрямую, но лишь придают уже существующим процессам определенное направление, ведущее к поставленной ими цели, достижению которой, в конечном счете, содействуют даже те силы, которые пытаются оказать им сопротивление. Как отдельные люди, так и группы людей, уверенные в том, что они преследуют исключительно собственные цели, также становятся орудиями, при помощи которых осуществляется и становится возможным нечто совершенно иное по сравнению с их устремлениями, в чем ясно раскрывается некое сверхупорядоченное влияние и "смысл". Это не ускользнуло ни от В. Вундта, которой говорил о "разнородности целей", ни от Гегеля, введшего понятие List der Vernunft (нем. коварство здравого смысла) в свою философию истории; однако ни один из этих мыслителей так и не смог полноценно развить свои догадки. Помимо фактов, поддающихся констатации на уровне физических явлений, проницательный историк видит слияние множества причин, что делает недостаточным "причинное" (в физическом и детерминистском смысле) объяснение, поскольку простая сумма исторических внешних факторов не равна целому. Это различие между желаемым и полученным результатами, между идеями, принципами и замыслами, с одной стороны, и их реальными историческими последствиями, с другой, составляет основу для поиска скрытых причин истории.

Прежде всего, в плане метода, необходимо позаботиться о том, чтобы проницательность не выродилась в химеру и предрассудок, вследствие стремления во всем любой ценой отыскать оккультную подоплеку. В этом смысле, анализ должен носить характер исследовательской "рабочей гипотезы"; когда предварительно допускают некое утверждение с целью объединения и упорядочивания некой группы по видимости обособленных фактов, однако при этом характер данного утверждения не должен перерастать из чисто возможного в истинное, когда в итоге все подтверждает ранее выдвинутую гипотезу. Каждый раз, когда результат превышает свои осязаемые причины, неизбежно закрадывается подозрение, возникает предчувствие наличия скрытого - позитивного или негативного - влияния. Проблема поставлена, но при ее углублении и поиске решения, требуется крайняя осторожность. Идущим этим путем не всегда удавалось сдержать в узде буйное воображение, что во много стало причиной дискредитации возможного научного направления и также оказалось на руку скрытому противнику.

Таковы основные предпосылки нового трехмерного подхода к истории. Учитывая это, вернемся к тому, с чего мы начали. При внимательном рассмотрении современной цивилизации и состояния общества перед нами встает вопрос о необходимости применение указанного метода в данном случае: можем ли мы объяснить те явные кризисы и скрытые потрясения исключительно при помощи "естественных" процессов, без учета действия тех сил, которые предпочитают скрываться в тени.

Этот вопрос возникал уже неоднократно, поскольку множество совпадений рождает подозрения у не столь поверхностных наблюдателей.

В конце прошлого века Дизраели написал следующую многозначительную фразу, которую нередко цитируют: "Мир управляется совсем другими людьми, чем то воображают себе те, чей взгляд не способен проникнуть за кулисы". Е. Малинский и Л. де Понсэн, в своем общем исследовании революции, отмечали, что сегодня, несмотря на общее признание того факта, что все болезни индивидуального организма возникают под воздействием бактерий, почему-то продолжают считать, что заболевания общественного организма или революции и беспорядки, являются чисто стихийными явлениями, возникающими автоматически, вместо того, чтобы задуматься о невидимых возбудителях, которых можно сравнить с микробами и болезнетворными элементами, действующими в индивидуальном организме. Другой автор писал в начале века о том, что публика не замечает того, что "во всех конфликтах, как внутринациональных, так и межнациональных, кроме видимых виновников, имеются скрытые зачинщики, которые извлекают из них выгоду, что и делает эти конфликты неизбежными... Все происходящее в ходе эволюции народов втайне подготавливает почву для обеспечения господства единиц - и именно этих людей, иной раз знаменитых, иной раз безвестных, следует искать за всеми событиями" (Дизраели).

С этой точки зрения знаменитые "Протоколы сионских мудрецов" представляют собой крайне любопытный документ. Мы уже имели случай обсудить этот вопрос во введение к их последнему итальянскому изданию. Здесь мы ограничимся лишь несколькими основными аспектами. Этот документ был представлен как сборник протоколов, похищенный из рук жидо-масонского тайного общества, в котором излагается тщательно разработанный и запущенный в ход план, нацеленный на уничтожение и разрушение традиционной Европы. Относительно подлинности этого документа разгорелась жаркая полемика, которой отныне можно положить конец, согласившись со следующим справедливым замечанием Рене Генона, которое заключается в том, что действительно тайное общество, какова бы ни была его природа, никогда не оставляет за собой письменных документов, "протоколов". Таким образом, наиболее уместно предположить, что речь идет о тексте составленном людьми, имевшими контакты с некоторыми представителями предполагаемого общества. Ради справедливости приведем и те доводы, при помощи которых пытаются доказать то, что этот документ является вульгарной мистификацией, фальшивкой и даже плагиатом: основным доказательством этого служит то, что отдельные отрывки из Протоколов воспроизводят или перефразируют идеи, взятые из брошюры, написанной Морисом Жоли во времена Второй Империи, которая попала в руки агентам царской охранки, однако этот аргумент не выдерживает критики. Если речь идет о плагиате, необходимо учитывать, что в данном случае мы имеем дело не с литературным произведением и не может быть и речи об авторских правах. Генерал, составляющий план сражения, вполне может использовать уже существующие материалы и труды, пригодные для его цели или процитировать слова другого полководца: естественно заимствование налицо, однако это никак не влияет на вопрос о том действительно ли существует этот план и запущен ли он в ход. Мы покончим со всеми этими спорами - тем самым оставляя в стороне вопрос о подлинности документов, как настоящих "протоколов", похищенных из тайного международного центра - для того, чтобы рассмотреть единственно важный и существенный момент: этот текст составляет часть целого ряда произведений, по прочтению которых возникает впечатление, что беспорядки, свойственные данной эпохе, более не являются делом случая, но совпадают с планом, основные стадии и средства для исполнения которого довольно точно указаны в упомянутой работе. Хьюго Вейст по праву написал: "Протоколы могут оказаться и фальшивкой, но описанное в них исполняется удивительным образом" - а Генри Форд добавил: "Единственную оценку, которую я могу дать Протоколам, заключается в том, что они в совершенстве совпадают с развитием событий. Они впервые появились шестнадцать лет тому назад и с тех пор они точно соответствуют мировой ситуации и по сей день по прежнему точно указывают ритм". Если угодно можно говорить о пророческом прозрении. Но в любом случае ценность этого документа, как рабочей гипотезы, неоспорима. В нем изложены различные аспекты деятельности подрывных сил - многие из которых обрисовались и подтвердились уже спустя годы после опубликования - с учетом целого, что придает им достаточную обоснованность и логическую связность.

Как уже было сказано настоящая работа не предполагает тщательного разбора упомянутого текста. Достаточно напомнить основные положения, развиваемые в Протоколах. Прежде всего, в них утверждается, что основные идеологии, ответственные за современный хаос, возникли не стихийно, но были внушены и поддержаны силами, которые прекрасно знали об их порочности и рассчитывали исключительно на их разрушительные и деморализующие последствия. Равным образом это относится к либеральным и демократическим идеям; третье сословие, т.е. буржуазию умышлено подстрекали к разрушению феодально-аристократического общества, как в дальнейшем для свержения буржуазии будут использованы массы рабочих. Следующей основной идеей является то, что капиталистический и пролетарский интернационализм, несмотря на внешние различия, по сути своей полностью солидарны, как две наступающие колонны, которые - в рамках единой стратегии - в тактических целях выдвигаются против различных объектов. Вторжение "экономики" в жизнь, чаще всего в форме индустриальной деятельности, развивающейся в ущерб сельскому хозяйству, а также богатства, концентрирующегося в наличном капитале и финансах, равным образом следует тому же замыслу, который при помощи деморализующей литературы поддерживает и вся фаланга современных "экономистов", как и те, кто нападает на этические и духовные ценности и отрицает всякий принцип авторитета. Среди прочего, упоминается и та поддержка, которую тайный фронт сознательно оказывает не только марксизму, но и дарвинизму; многое заставляет думать, что и антисемитизм также неоднократно провоцировался умышленно. В более широком плане, речь идет о контроле над основными центрами создания общественного мнения и достижении силы, способной парализовать или уничтожить самый могущественный банк - т.е. достижении власти, которая путем скопления наличного и движимого капитала в руках единиц, обретет возможность контролировать отдельных людей, партии, правительства. Основной целью является лишить человека опоры на духовные и традиционные ценности, что, несомненно, упростит задачу по превращению его в пассивное орудие сил и влияний, руководимых тайным фронтом. Акции по культурной деморализации, материализации и дезорганизации нацелены на то, чтобы сделать необратимым социальный кризис, нарастающий с каждым днем. Сами же революции (первая из которых должна произойти в России) и войны, разжигаемые исподтишка, послужат для окончательного подавления возможного сопротивления.

Таким образом, сложно отрицать, что этот "воображаемый" заговор, раскрытый в начале века, отразил и предсказал многие события, произошедшие в современном мире, не говоря уже о предсказаниях относительно уготованного нам будущего. Поэтому не стоит удивляться той важности, которую придавали Протоколам многие движения недалекого прошлого, поставивших перед собой задачу по сопротивлению и сдерживанию течений, направленных на моральное и социальное разрушение нации. Но слишком часто им не доставало здравомыслия и тонкости, чтобы избежать излишней однобокости, что, в конечном счете, сыграло на руку противнику.

В связи с этим имеет смысл рассмотреть вопрос о руководителях тайной войны. Как мы говорили, во главе мирового заговора согласно Протоколам стоят евреи: работа по разрушению традиционной европейской и христианской цивилизации была задумана и осуществлена в целях установления в будущем всемирной империи Израиля, избранного народа. Однако возникает вопрос, не является ли фанатичный антисемитизм, стремление видеть во всем происки жидов как deus ex machina, также бессознательным подыгрыванием противнику, ведь одно из средств защиты, используемых тайными силами, состоит в перенесении внимания своих противников на частные факторы, тем самым скрывая другие, т.е. более обширную совокупность причин. Впрочем, мы еще поговорим об этом в дальнейшем. Безо всякого труда можно доказать, что даже если Протоколы являются фальшивкой, а их авторы - агентами и провокаторами, в них, тем не менее, отражены многие идеи, типичные для закона и духа Израиля. Мы не будем рассматривать здесь проблему еврейства, ввиду ее очевидной сложности. Ограничимся лишь указанием на то, что, несмотря на множество евреев, которые были и являются одними из основных зачинщиков современного хаоса, в его наиболее острых фазах и формах - культурных, политических и социальных - это все же не означает, что мы должны отказаться от более глубокого исследования этой проблемы, если желаем обнаружить те силы, для которых и сам современный иудаизм является не более чем орудием. Кроме того, несмотря на то, что мы находим немалое количество евреев среди радетелей основных идеологий, упомянутых в Протоколах как орудие мировых подрывных сил - либерализм, социализм, сциентизм, рационализм - тем не менее, совершенно очевидно, что эти идеи никогда бы не восторжествовали, если бы им не предшествовали такие исторические движения как реформация, гуманизм, натурализм и индивидуализм, свойственные эпохе Возрождения, картезианство и т.п. - т.е. явления, ответственность за которые мы никак не можем возложить на евреев и которые соответствуют вышеуказанному порядку влияний.

Действительно в Протоколах пересекаются понятия иудаизма и масонства, так что нередко работы, посвященные этой тематике, намекают на жидо-масонский заговор. Но и в этом случае мы должны соблюдать крайнюю осторожность. Целиком признавая "ожидовление" отдельных секторов современного масонства, чисто еврейские корни различных масонских символов и ритуалов, тем не менее, следует отказаться от антисемитского положения, согласно которому масонство всегда было творением и орудием Израиля. Современное масонство (под которым мы понимаем то его течение, которое появилось на свет, начиная с создания Великой Ложи в Лондоне, в 1717 г.) несомненно, было одним из тайных обществ, которые принимали участие в подготовке мирового разрушения, в первую очередь, в области идеологии. Но и в данном случае существует риск упустить суть вопроса, если всю ответственность мы возложим исключительно на масонство.

Что касается Протоколов, то некоторые исследователи отмечали, что определенные содержащиеся в них идеи отчасти напоминают те, которые использовали многие диктаторские режимы; таким образом, они представляют прекрасное пособие для всех, кто стремится к установлению нового бонапартизма или тоталитаризма. В этом наблюдении содержится значительная доля истины. Можно сказать, что "оккультная война" развертывается в широких и гибких рамках, что помогает понять ту роль, которую в ней могут сыграть внешне противоречивые явления, которые нельзя свести к простейшей и достаточно фантастической форме мирового жидо-масонского заговора.

Кроме того, определенные более общие соображения позволяют исторически локализовать влияние современного иудаизма и масонства и установить границу, за пределами которой подрывные процессы способны обернуться как против одного, так и другого. Здесь вступает в игру уже упомянутый нами в другой работе закон регрессии каст, который способен послужить основой для истолкования подлинного смысла недавней истории, о чем мы говорили чуть ранее. На смену цивилизации, управляемой духовными вождями и священной монархией, пришла цивилизация, возглавляемая простыми аристократами-воинами; последняя, в свою очередь, была вытеснена - прежде всего, в своей династической форме - цивилизацией третьего сословия, и окончательно стадией является победа четвертого сословия, коллектива. Таким образом, тщательный анализ этого процесса свидетельствует о том, что современный иудаизм как сила неотделим от капитализма и финансов, которые, несомненно, являются отличительной чертой цивилизации третьего сословия. То же самое относится и к современному масонству: оно идейно подготовило и поддержало пришествие третьего сословия и сегодня предстает в качестве хранителя принципов философии Просвещения и французской революции, доктрин, ставших своего рода светской религией современной демократии, продолжая свое наступательное действие то в открытую, то исподтишка. Но все они всего лишь часть того, что должно последовать в дальнейшем. На смену этой стадии, т.е. демократической и капиталистической цивилизации, должна прийти последняя коллективистская фаза, которая станет основной движущей силой мирового разрушения и в этот последний период логически не вписываются ни иудаизм, ни масонство. Более того, основное течение может даже обернуться против них, как последних пережитков, нуждающихся в устранении. Эта возможность, которая подтверждается уже сегодня, в разных странах, где начинают консолидироваться тоталитарные режимы, руководимые четвертым сословием, несмотря на то, что на начальной стадии евреи и масоны внесли свой вклад в их пришествие.

Что же до общего утверждения о жидо-масонском заговоре, которое и поныне отстаивают определенные экстремистские группировки, то сегодняшнее положение дел доказывает его несостоятельность. Поистине лишь буйная фантазия может предположить, что главы великих держав, враждующих сегодня между собой, таких как США, СССР и красный Китай, получают приказы из международного жидо-масонского центра (не говоря уже о том, что в Китае просто нет ни тех, ни других) и действуют согласно этим приказам, стремясь к достижению единой цели. Поэтому повторим еще раз, что следует направлять свои изыскания на куда более широкий порядок влияний.

II

Оккультная война любопытна не только в рамках общей исторической перспективы, но представляет также чисто практический интерес, связанный с изучением используемых в ней средств и применяемой тактики. Поэтому имеет смысл рассмотреть несколько примеров, которые затрагивают самые различные области. Начнем с соображений, изложенных во многих работах Рене Генона, который, не говоря уже о других его заслугах, проявлял исключительную проницательность во всем связанном с тайной подоплекой современных потрясений.

Прежде всего стоит обратить внимание на те случаи, в которых определенную роль сыграли так называемые позитивистские предрассудки. Имеются все основания полагать, что позитивистский подход к рассмотрению событий, истории и даже отдельных идеологий получил столь широкое распространение скорее вследствие его навязывания со стороны антитрадиционных сил, нежели был спонтанным явлением или естественной тенденцией ограниченного ума. Те, кто считает, что история создается исключительно людьми, играющими на подмостках и, что она обусловлена исключительно экономическими, политическими, социальными и культурными факторами, лежащими на поверхности, те даже не пытаются проникнуть глубже - но именно того и желают все скрытые силы. Цивилизация и культура, попавшие под влияние позитивистского предрассудка, в действительности, создают наиболее приемлемые условия для того действия, которое раскрывает нам вышеупомянутое "третье измерение". В большинстве случаев, это качество характерно для современной цивилизации, утратившей остроту зрения и беззащитной перед лицом позитивизма, рационализма и сциентизма. Она крайне далека от умения срывать маски с тех идей, которые по-прежнему лежат в основе современной ментальности и культуры, что свидетельствует не столько о множестве заблуждений и узости мышления, сколько о том, что указанные идеи совершенно сознательно внушаются, распространяются и поддерживаются антитрадиционными силами.

Мы уже упоминали о том влиянии, которое оказали на ход событий отдельные, не позитивистские концепции, предполагающие вмешательство различных сущностей: таких как "Абсолютный Дух", жизненный порыв или сама История с большой буквы, обретшая плоть. Вполне вероятно, что в данном случае мы имеем дело с практическим применением второго инструмента оккультных войн, тактики субституции или подмены. Она используется всякий раз, когда возникает опасность пробуждения "объектов истории", либо если определенные идеи, которые прокладывают путь мировым подрывным силам, утрачивают свою силу. В этом случае запутанные концепции, извлекаемые на свет Божий используются как крючок, на который пытаются подловить тех, кто не довольствуется позитивистскими схемами, чтобы помешать им увидеть то, что происходит в действительности. Благодаря туманности этих теорий, поле зрения затмевается столь же успешно, как и при позитивистском ослеплении. Забавляются как игрушками различными "философиями", а тем временем противник продолжает свою разрушительную деятельность.

Во многих случаях тактика подмены приобретает особую действенность в форме тактики подделки. Посмотрим как это происходит.

Иной раз результаты разрушительного действия, достигая материального плана, становятся достаточно явными для того, чтобы наконец возбудить противодействие, которое в этом случае пытается подыскать себе идеи и символы, приемлемые для защиты и восстановления. В лучшем случае свой взгляд устремляют к ценностям традиционного прошлого, которые возрождаются к жизни благодаря реакции того общества или цивилизации, которым грозит разрушение. В этом случае тайная война ведется косвенными методами: нередко противник, не имея возможности напрямую уничтожить возникающее движение сопротивления, позволяет пропагандировать и распространять только сомнительные подделки указанных ценностей. В результате чего сопротивление теряет свой напор, отклоняется от цели и даже устремляется в прямо противоположном направлении, где попадает под влияние тех сил, с которыми собственно и намеревались бороться.

Подобная тактика применима в самых различных областях: как в политической, где она применяется наиболее часто сегодня, так и в духовной, и культурной. Возьмем к примеру традиционализм. Мы уже говорили о высшем значении Традиции: это тот облик, которой высшие силы придают совокупности возможностей данной культурной среды на данном временном отрезке, через ценности, имеющие по сути сверхиндивидуальный и надисторический характер и элиту, способную извлечь из этих ценностей естественные авторитет и престиж. Однако в наши дни, зачастую бывает так, что смутное желание "возвращения к традиции" незаметно вырождается в "традиционализм", включающий в себя лишь привычки, рутину, пережитки, преклонение перед остатками прошлого, окончательно утратившего свой дух, в котором его почитатели даже не умеют отличить того, что носит чисто временный и случайный характер от вечного. Подобная позиция - не традиционная, а традиционалистская - представляет собой прекрасную мишень для врага, который охотно принимается за "традиционалистов", маскируя тем самым свою атаку против Традиции: в чем ему помогают избитые обвинения в анахронизме, антиисторизме, застое, упадке и т.д. Таким образом реакция оказывается парализованной и этот маневр без труда приводит к желаемому результату.

От общей схемы тактики подделки легко перейти к частным случаям. История богата подобными примерами. В политической области достаточно упомянуть римскую идею и символизм, "арийство", саму концепцию Империи или Райха и т.п.: ко всем этим идеям неоднократно применялась тактика подмены и подделки, печальные последствия чего не могут ускользнуть от глаз ни одного проницательного наблюдателя.

Далее следует упомянуть тактику инверсии или переворачивания. Приведем типичный пример. Мировые оккультные подрывные силы совершенно точно знают, что в основе того порядка, который они намерены уничтожить, лежал сверхъестественный элемент, т.е. дух, понимаемый не в отвлеченном философском смысле или принимаемый на веру, но как высшая реальность, ориентир для интеграции всего составляющего человеческий порядок. Ограничив посредством распространения материализма и сциентизма то влияние, которое в этом плане еще могла оказать религия, подрывные силы пытаются сбить с пути все стремления к трансцендентному, которые пытаются преодолеть границы господствующей религии и узкого догматизма. Так называемый "неоспиритуализм", не только в его самых низких спиритских формах, но также восточных и оккультных, как и весь набор теорий, касающихся бессознательного, иррационального и прочего вздора, являют собой яркий примере использования тактики переворачивания. Вместо восхождения к сверхъестественному, которое превышает личность, подобные идеи ведут к падению в подличностное и даже преступное, поскольку это переворачивание нередко имеет явно зловещий характер.

Таким образом достигается двойной результат. Прежде всего это позволяет разжечь недоверие к различным идеям, которые по сути своей не имеют никакого отношения к движениям подобного рода, но в результате их использования последними, теряют свою силу. Жертвой этой тактики стала большая часть современных знаний о Востоке (выходящих за рамки сухой и выхолощенной области филологии и узкопрофессиональных академических исследований), которые слишком часто предстают в искаженном виде, что ограничивает то положительное влияние, которое могли бы оказать многие аспекты восточного наследия, связанные с подлинной духовностью. В качестве другого примера, можно вспомнить определенные круги, которые едва заговорив о символах и эзотеризме, не могут думать ни о чем другом, кроме как о масонстве или теософии, даже если речь идет об обращении к древним и почтенным традициям, не имевшим ничего общего ни с тем, ни с другим. Рационалистические позитивистские предрассудки - видящие во всех идеях подобного рода лишь суеверие и фантасмагорию - довершают порочный круг так называемой "критической" культуры. Не намного лучше обстоит дело с воинствующей католической апологетикой, которая видит во всем, выходящем за рамки собственной религии, лишь пантеизм, натурализм и даже нечто худшее: происходит путаница, жертвами которой становится значительное число самих представителей католицизма.

Второй результат затрагивает не столько сферу идей, сколько чисто практическую область. Действительно "перевернутые" тенденции к духовному и сверхъестественному могут проложить путь темным силам, в результате чего начинается скрытое разрушение личности. Нередко, именно к этому ведут различные реакции против рационализма и интеллектуализма, особенно уже упомянутые ранее теории относительно бессознательного, на смену которым, наряду с психоанализом, отныне пришла практика или по меньшей мере болезненное любопытство, что вызывает вполне оправданное беспокойство.

Рассмотрим теперь тактику рикошета. Она применяется в тех случаях, когда традиционные силы, по которым желают нанести удар, исподтишка подталкивают к выступлению против третьих сил, равным образом традиционных, что в конце концов оборачивается против самих зачинщиков. Например, тайные мировые подрывные силы, путем подобающего внушения, убеждают представителей некой традиции в том, что лучшим средством для ее укрепления является подрыв авторитета или дискредитация других традиций. Тот кто не понимает этого приема и, под предлогом материальных интересов, подвергает нападкам традиции родственных народов, должен быть готов к тому, что рано или поздно, он сам окажется под рикошетным ударом. Силы мировой подрывной деятельности возлагают на эту тактику серьезные надежды; именно поэтому они всячески пытаются подчинить всякую высшую идею тирании частных интересов, подменить ее стремлением к прозелитизму или империализму, внушая чувство заносчивости и алчности. Они прекрасно понимают, что это лучший метод для разрушения всякого подлинного единства и солидарности, что значительно облегчает им их игру; так как они знают о существовании объективного закона имманентной справедливости, гласящего, что "мельница Господня мелет медленно, но верно". Поэтому они поджидают удобного момента для вмешательства, когда созреют плоды этих необдуманных шагов.

Любое использование революционных сил в стиле Макиавелли - на политическом плане - ведет именно к этому. Узколобые сторонники сильной государственности нередко полагают, что в определенных обстоятельствах лучшим средством для подъема своего народа служит разжигание революционных настроений или поддержка волнений, вызванных их же противниками, не замечая того, что последние стремятся к прямо противоположным целям, либо же замечая это слишком поздно. Они воображают, что используют революцию как средство, но в действительности, они сами, в конце концов, оказываются "использованными" революцией; сумев, благодаря этим политикам, проложить себе дорогу, она почти всегда поражает и уничтожает своих зачинщиков. Современная история дает нам яркий пример того как при помощи этого средства трагическим образом множились силы разрушения. Никогда нельзя забывать о том, что лишь безоговорочная верность идее может служить щитом в оккультной войне: когда эта верность ослабевает, когда ее сменяет так называемая реалистическая политика целесообразности, использования обстоятельств, фронт сопротивления оказывается уже подорванным. Так в частности рикошетом ударил по белой расе вообще и по Европе, в частности, принцип "самоопределения народов", использованный как идеологическое средство демократиями в первой мировой войне, положив конец ее престижу и превосходству.

Когда мировые подрывные силы опасаются, что они стали излишне заметны или понимают, что вследствие особых обстоятельств их закулисная деятельность раскрыта, они прибегают к тактике козла отпущения, привлекая внимание противника к элементам, которые несут лишь частичную или второстепенную ответственность за их злодеяния. В этом случае все противодействие растрачивается на эти элементы, которые становятся козлом отпущения, тогда как тайный фронт, после временного затишья, может вновь начать свою деятельность, поскольку его противники решают, что нашли настоящего врага и дальнейшие изыскания в этом направлении прекращаются. Говоря о Протоколах.. мы допустили предположение, что в данном случае речь идет именно об использовании подобной тактики, "козлами отпущения" становятся евреи и масоны. Поэтому в этой области необходимо воздержаться от слишком одностороннего подхода и никогда не терять из виду настоящий тайный фронт.

Теперь перейдем к тактике разбавления, являющуюся частным аспектом "тактики подмены". Для ее понимания, прежде всего, следует обратиться к процессам, приведшим к современному кризису, который имеет глубокие корни. Его развитие сопровождалось различными стадиями, на протяжении которых этот кризис уже был в наличии, хотя и в скрытой, потенциальной, не проявленной форме. Как мы видели, теорию "прогресса" можно рассматривать как одно из широко распространенных внушений, поскольку от взгляда ускользают подлинные причины, а процессы разрушения оборачиваются миражом завоеваний технико-индустриальной цивилизации. Трагические события последних лет спровоцировали своего рода пробуждение от этого гипноза. Отдельные люди начали осознавать, что ритм так называемого прогресса созвучен ритму шагов, ведущих к краю пропасти. Остановиться, вернуться к началу во имя восстановления нормальной цивилизации, таковым стал для многих лозунг. Тогда были пущены в ход все средства, способные остановить это радикальное действие. Силы, обращавшиеся к прошлому, были переориентированы на те стадии, когда кризис и болезнь были проявлены не столь резко и с трудом поддавались распознаванию. Ловушка сработала. Предводители мировых подрывных сил знали, что серьезная опасность уже позади; осталось лишь немного потерпеть, чтобы все вернулось на круги своя.

Можно привести множество исторических примеров применения подобной тактики, которые должны послужить предупреждением тем, кто желает взять на себя инициативу по восстановительному действию. В первую очередь, необходимо более тщательно исследовать определенные черты современного национализма. Всем известна та революционная и антииерархическая роль, которую сыграла демократическая и коллективистская идея нации по отношению к прежним формам цивилизации и политической организации в Европе. Сегодня, многие из тех, кто еще недавно сражался против различных интернационалов - прежде всего против коммунистического - обратились именно к идее нации, иной раз не затрудняя себя определением этой идеи, но в этом случае существует угроза того, что она вновь может стать лишь этапом на пути, конечной целью которого является как раз то, чему пытаются оказать сопротивление.

Достаточно напомнить здесь уже сказанное нами ранее по поводу различия между массовым национализмом и национализмом духовным, между национальным и традиционным государством. В первом случае национализм играет уравнительную и антиаристократическую роль, являясь своего рода прелюдией к более широкой уравниловке, общим знаменателем которой станет уже не нация, а интернационал. Во втором, идея нация может стать эффективной основой для дальнейшего оздоровления и удачным средством защиты против интернационального смешения; так как она включает в себя принцип различия, который в дальнейшем должен послужить для создания четкой системы и иерархии в рамках каждой отдельной страны. Но отсутствие ясного осознания этого различия, грозит тем, что можно оказаться жертвой тактики разбавления: как это уже однажды случилось. Советский коммунизм прекрасно воспользовался этой возможностью: подавляя национализм на своей территории как контрреволюционное движение, он одновременно разжигал и поддерживал слаборазвитые народы, почитаемые жертвами колониализма, в ожидании того, что развитие событий приведет к той стадии, когда можно будет пожинать плоды своей политики.

Другой пример относится к экономико-социальной сфере и связан со всеми "национальными" разновидностями, пытающимися реформировать марксизм: это то же зло, только смягченное. Как мы уже говорили, что все эти "социал-демократические" теории подобны Троянскому коню, которого вводят в крепость для ее захвата, но не посредством прямого нападения, а путем внутреннего, естественного и логического развития.

Другой пример из области культуры. Мы уже говорили о том значении, которое в общих рамках мировой подрывной деятельности, имеют психоаналитические теории. Сегодня у тех людей, кто еще способен к различению, наиболее мерзкие формы этой лженауки, соответствующие чистому или "ортодоксальному" фрейдизму, вызывают резкое отвержение. Здесь вновь воспользовались тактикой разбавления: способствовали разработке и распространению "спиритуализированного" психоанализа для людей с более острым чутьем. Это привело к тому, что те, кто целиком не приемлет Фрейда и его последователей, сдает свои позиции, к примеру, перед Юнгом - не понимая, что речь идет о том же разрушении и даже в более опасной форме, благодаря большей утонченности, что приводит к более значительным потерям в духовной области, нежели при фрейдизме.

Следующая тактика состоит в благоприятствовании смешению принципа и его представителей. С различных точек зрения, упадок традиционных институтов является следствием вырождения его представителей. Но их эффективное разложение и разрушение стало возможным лишь благодаря этому смешению идей с людьми, их выражающими, в данном случае мы имеем дело с еще одним средством оккультной войны. Когда представители некой идеи оказываются недостойными, делают все, чтобы возложить обвинение непосредственно на саму идею и именно ее подвергают нападкам. Вместо того, чтобы просто констатировать упадок, вместо того, чтобы потребовать сменить неспособных достойными людьми, что позволило бы восстановить нормальное положение дел, утверждают, что ложен, извращен или отжил свое сам по себе принцип, и настаивают на необходимости его замены. Почти все революции применяли эту тактику, предназначенную для того, что заставить казаться внутрисистемный кризис, кризисом самой системы. Примеров тому столь много, что приводить их здесь не имеет смысла. Начали с нападок на монархию, а затем перешли на аристократию. Точно также марксизм воспользовался предлогом недобросовестности капитализма для нападения на частную экономику и проповеди новой коллективистской экономики. А сколько примеров тому в духовной области! Разве реформа Лютера не использовала в качестве предлога коррупцию представителей римской церкви для того, чтобы поставить под сомнение сам принцип духовной власти и целый ряд основополагающих идей католической традиции?

Упомянем и последнее оружие тайной войны, связанное с особой область: узурпирующее проникновение. Ее применяют в том случае, когда организация духовного типа или, в более общем плане, традиционного типа доходит до такого уровня вырождения, что ее представители по сути дела не знают ничего о своей истинной внутренней основе, на которой зиждется ее авторитет и престиж.

Путь подобной организации подобен тому, который по наблюдению Рене Генона, является механическим путем, свойственным для существа, находящегося в состоянии сомнамбулизма, либо же для живого организма, лишенного души. В центре образуется по его слова духовная "пустота", куда могут проникнуть чуждые, подрывные силы, которые не меняя внешности, заставляют организацию служить совершенно иным, если не прямо противоположным целям, по сравнению с теми, которые были свойственны ей изначально. Не исключено даже, что эти новые элементы стараются разрушить все, что неподвластно им, например, создавая втайне поводы для скандала, пригодные для того, чтобы вызвать реакцию; в этом частном случае, естественно конкретно, внешне задействуют тактику, о которой мы говорили выше, которая состоит в смешении людей и принципов. Знание этой тактики позволяет пролить свет на многочисленные нынешние и вчерашние события. Возвращаясь к современному масонству, к примеру, можно безусловно утверждать, что его происхождение как подрывной силы, связано с применением указанной тактики подмены и переворачивания по отношения к самым древним организациям, отдельные структуры, символы и иерархии которых сохранились как пережитки, тогда как направляющие силы имеют совершенно иную природу.

***

Мы ограничились здесь отдельными примерами, уделив больше внимания принципам, в надежде на то, что при условии систематического использования вам удастся найти им возможное применение и сделать из этого соответствующие выводы, учитывая то, что не существует ни одной области, где, тем или иным образом, не велась бы тайная война. Однако наиболее важной областью применения является внутренний мир, индивидуальное мышление. Именно здесь требуется наибольшая осторожность, умение распознавать тончайшие влияния, которые, в данных обстоятельствах, пытаются внушить определенные идеи и реакции. Если это удастся, то противник, каким бы сильным он не был, даже если он не поддается определению во внешнем мире, окажется перед непреодолимой преградой и его скрытое влияние будет остановлено.

Повторим еще раз, что все сказанное не является вопросом философских спекуляций или чистым вымыслом, но имеет серьезное и абсолютно положительное значение. Мы остаемся в убеждении, что ни один ответственный человек, сражающийся на стороне Традиции против подрывных сил, не может считать себя на высоте своей задачи, если ему не удалось сначала выработать в себе способности предчувствовать этот мир скрытых причин, позволяющих ему выстоять перед противником на соответствующей почве. Напомним слова "мудрецов" из Протоколов: для них, человек, не способный видеть "факты", является лишь тупым животным. Не стоит рассчитывать на успех движения, если среди его предводителей не найдется достаточного количества людей, способных сражаться на материальном уровне, за счет знания скрытых причин и тогда это знание будет служить не темным силам, а светлому началу, присущему традиционной духовности.

Julius Evola. Les hommes au milieu des ruines. Guy Tredaniel - La Maisnie/Pardes: Parigi-Puiseaux, 1984
(Перевод с французского Виктории Ванюшкиной)


Эвола

Библиотека традиционалиста | Арктогея | Ариес |Милый ангел | Вторжение | Элементы | Новый Университет

Конец мира | Каталог "Арктогеи" | FINIS MUNDI | Статьи Дугина | Книги Дугина | Поэзия | Артгалерея