Юлиус Эвола

ФАШИЗМ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПРАВЫХ
(глава V из книги)

Безусловно заслуживает положительной оценки предпринятая национал-социализмом попытка решить проблему "борьбы за мировоззрение".

Гитлер считал мировоззрение фактором первостепенного значения, преобладающим над идеологией и партийными лозунгами. Необходимо было совершить революцию и в плане мировоззрения, Weltanschauung. Однако, в решении этого вопроса не сумели создать твердой и единой концепции. Естественно, важнейшими аспектами Weltanschauung стали миф и мистика крови. Но это не решало оставшихся проблем более широкого плана. Учитывая использование термина "ариец" и значение, уделяемое нордическому элементу, вставал вопрос о том, что, собственно говоря, следовало понимать под арийским или арийско-нордическим мировоззрением в его этическом, духовном и религиозном аспекте. Только таким образом можно было дать позитивное конкретное содержание обычным лозунгам расистской компании и подготовить фундаментальную базу для формирующего действия, что, (не принимая во внимание причуды чисто биологического и научного расизма) мы считаем наиболее ценным аспектом данной ориентации. Мужество, с которым национал-социализм как "культурная революция" попытаться решить проблему мировоззрения, безусловно можно считать его несомненной заслугой, пусть даже в Третьем Райхе эта попытка оказалась не слишком успешной, тогда как путаницы и ошибок было более чем достаточно. В то же время фашистская Италия не предприняла никаких шагов в этом плане, достаточно вспомнить сказанное нами по поводу отсутствия прояснения и углубления содержания подлинной римской идеи как мировоззрения.

Для сравнения стоит прежде всего рассмотреть позицию, занятую национал-социализмом по отношению к религиозной проблеме. Национал-социализм выступал против любой формы атеизма; атеизм и материалистическая концепция жизни являются аспектами марксизма и коммунизма и в борьбе с этими подрывными движениями им уделялось особое значение. Поэтому многие христиане и католики поначалу видели в национал-социализме своего союзника. В присяге СС обращались к Богу, а по словам Гиммлера - тот "кто не верит в Бога - самонадеянный нахал, страдающий манией величия и дурак; такой человек нам не подходит" (для СС - ist uberheblich, grossenwahnsinnig und dumm; er ist fur uns nicht geeignet). Но рано или поздно должна была наступить очередь христианства. Было заявлено: "Партия разделяет точку зрения позитивного христианства". Однако, какое христианство позитивное, а какое негативное официально объяснено не было. Среди прочих встала проблема о том, до какой степени христианство можно считать "арийским", насколько его не затрагивает антисемитская полемика. Некоторые видели решение проблемы в "арианизации" христианства. Хотели исключить из него Ветхий Завет как творение чисто еврейского духа и "очистить" Новый Завет от "семитских отбросов" и "еврейской теологии" Павла (в свою очередь, Евангелию от Иоанна приписывался арийский и возвышенный характер). Несомненно, это были увертки и софистика. Христиане не могли пойти на уступки, а радикальные "националистические" идеологи (Розенберг, Хауэр, Ревентлоф, окружение Людендорфа) считали подобное положение компромиссом и безоговорочно утверждали несовместимость христианства с аутентичным, арийским, нордическим мировоззрением, с "германской верой". В связи с этим намеревались даже создать так называемое "Движение Немецкой Веры", Deutsche Glaubensbewegung.

Сам Гитлер не внес ценного вклада в проблематику мировоззрения в высшем смысле. Красноречиво уже его увлечение Вагнером (как и Чемберлен он считал Рихарда Вагнера "пророком германства"). Он не мог понять что, при всем величии его романтического искусства, Вагнер часто искажал многие традиции и северные, германские саги. В своих книгах и выступления Гитлер часто обращался к Богу и Провидению, избранником и исполнителем воли которого он себя считал, однако, непонятно, что это было за Провидение, если он, следуя в этом скорее Дарвину, нежели Ницше, полагал высшим законом жизни право сильнейшего и считал предрассудком всякое сверхъестественное вмешательство или порядок, превознося современную науку и "вечные законы природы". То же самое можно сказать о главном идеологе движения, Альфреде Розенберге, по мнению которого современная наука являлась "творением чисто арийского духа", причем его не смущало то, что мы обязаны ей не только техническими завоеваниями, но в той же мере необратимым духовным кризисом современной эпохи, десакрализацией вселенной. Подобное, чисто рационалистическое непонимание основных положений религии, парадоксально уживавшееся с мистикой крови, было во многом свойственно Гитлеру, но именно Розенберг дал ему теоретическое обоснование; достаточно сказать, что он считал обряды и сакральные церемонии предрассудком, порождением не арийского духа.

Таким образом, становится понятно на каком низком уровне разыгралась борьба за мировоззрение, приняв подобное направление. Апогеем можно считать "натурализм", отрицающий всякую подлинную трансцендентность. Например, отрицалось различие между душой и телом, как не арийская, "левантийская" выдумка; расизм постулировал и мыслил их неразрывное и субстанциальное единство. Логическим следствием стало отрицание истинного бессмертия, допускалось лишь "бессмертие в роде". Становится очевидно сколь своевольно расовая пропаганда обращалась с традициями арийских (индоевропейских) цивилизаций, так как в них трансцендентность признавалась и часто была основой этических добродетелей, которым упомянутые национал-социалистические идеологи придавали чисто человеческую и главным образом натуралистическую ценность (к примеру понятны беспросветные перспективы так называемого "трагического героизма"). В этом отчасти сыграли свою роль далеко не лучшие идеи Ницше: например антиаскетический предрассудок (предполагая существование лишь чисто "мазохистской", по сути умерщвляющей аскезы, хотя в виду имелась "имманентная" аскеза, т.е. самодисциплине). Достаточно процитировать абсурдное высказывание одного ученого, в других случаях обладающего неоспоримыми достоинствами, Г. Ф. Гюнтера, по поводу буддизма: когда индоевропейцы (арийцы) захватили Индию, то под влиянием окружающих, прежде всего климатических условий, их энергия, первоначально направленная на утверждение жизни, изменила полярность и стала отрицать жизнь, "которая есть страдание", путем аскезы.

Позитивным аспектом отдельных национал-социалистических или близких им по духу кругов могло стать изучение происхождения и возвращение к истокам. Однако и в этом вопросе, решить который уже пытались отдельные апостолы германизма, из-за предрассудков не смогли достигнуть позитивного решения. В дальнейшем, говоря об СС, мы расскажем о некоторых инициативах подобного типа. В рамках партии ограничились эксгумацией древних обычаев, имевшей практически фольклорной характер. Массовые манифестации носили в первую очередь гипнотизирующий и зрелищный характер. Например, ритуальное зажжение огня и движение свастики, составленной из групп людей с факелами на Берлинском стадионе в день летнего солнцестояния. Откопали древние германские символы "руны", используя их в наименованиях некоторых организаций (те же СС). Однако, в области символов (тесно связанной с традиционным мировоззрением) указанное непонимание измерения трансцендентности создавало непреодолимое препятствие. Древний, "магический" аспект рун также игнорировался. Кроме того в том, что касается правильного понимания и использования изначальных символов, крайне сомнительно, что национал-социалисты, начиная с самого Гитлера, по настоящему осознавали значение основного символа национал-социализма свастики. По словам Гитлера она символизировала "миссию борьбы за победу арийского человека, за триумф идеи созидательного труда (sic), который всегда был и будет антисемитским". Поистине примитивное и "профаническое" толкование. С точки зрения арийского происхождения, совершенно непонятно, что общего могло быть между свастикой, "созидательным трудом" (!) и еврейством. Кроме того, этот символ фигурировал не только в арийской культуре. Не объяснили и того, почему свастика как национал-социалистический герб была перевернута, т.е. вращалась в направлении, противоположном общепринятому при ее использовании в значении солнечного и "полярного". Вряд ли при этом знали, что обратное движение знака символизирует могущество, тогда как нормальное вращение означает "знание". Когда свастика стала эмблемой партии, у Гитлера и его окружения напрочь отсутствовали знания подобного рода.

Если "Mein Kampf" Гитлера стал политико-идеологической Библией национал-социализма, то главной работой в области мировоззрения и толкования истории в Третьем Райхе считался "Миф XX века" Альфреда Розенберга. К ней обращались по самым разнообразным поводам в вопросах воспитания новых кадров. По сути эта книга является компиляция, за которой впрочем нельзя отрицать определенных достоинств синтеза и удачных интерпретаций; в частности в ней использованы исследования Вирта по предыстории нордико-атлантической цивилизации и Я. Я. Баховена по морфологии древних цивилизаций. Однако, даже исключая уже указанные ошибки и антикатоличество практически просветительского типа, можно сказать, что она написана чрезвычайно небрежно, что играет на руку противнику. Ситуация ухудшается по мере того как Розенберг от далекой древности приближается к нашему времени, так как становится все более заметно чрезмерная схематизация целого в односторонне немецком и политическом смысле. Тем не менее, "Миф XX века", пусть не совсем официально стал в Третьем Райхе основным источником в области борьбы за мировоззрение.

Наши критические замечания однако, не мешают признать того факта, что в Третьем Райхе попытались решить указанную проблему мировоззрения, мужественно искали новые горизонты. К сожалению, у существовавших в этой области тенденций отсутствовали адекватные точки отсчета или же их развитию препятствовали предрассудки и заблуждения. Трудно сказать как сложилась бы ситуация при ином развитии событий, если бы Третий Райх имел более длительную и спокойную жизнь и решением этих вопросов занялись бы более сведущие и не связанные текущими, особенно примитивными германо-расистскими лозунгами люди. Некоторые из этих тенденций обвиняют в "язычестве", однако, с нашей точки зрения, в принципе дискуссия по поводу отдельных аспектов христианской и католической концепции сакрального, христианского мировоззрения и морали была достаточно мягкой. В определенных условиях это даже могло дать плодотворные результаты. Для того, чтобы сохранить высокий уровень, нельзя просто оспаривать исключительную значимость христианства, необходимо признать наличие в нем сакральности и трансцендентности, что, однако, является не христианским, а дохристианским наследием. В ином случае существует опасность, что нехристианское мировоззрение, к которому хотели вернуться, станет "языческим" именно в том отрицательном смысле, который христианская апологетика приписывала всему нехристианскому, чтобы иметь возможность превозносить новую веру. Так называемая "германская религия" или "вера", идеи создания которой распространились в определенных кругах имела явно натуралистическую и пантеистическую основу, что ставило её на довольно низкий духовный уровень.

Julius Evola. Il fascismo visto dalla Destra (con note sul III Reich). Settimo Sigillo: Roma, 1989
(Перевод с итальянского Виктории Ванюшкиной)


Эвола

Библиотека традиционалиста | Арктогея | Ариес |Милый ангел | Вторжение | Элементы | Новый Университет

Конец мира | Каталог "Арктогеи" | FINIS MUNDI | Статьи Дугина | Книги Дугина | Поэзия | Артгалерея