Kisa (Cherepach), 03/03/1999: Не могли бы вы прокомментировать несколько "тезисов" Сергея Рютина из пасквиля "Критик Дугин"?

«1.В критические дни сентября-октября 1993-го он (Дугин) исчезает, чтобы появиться в декабре того же года на фестивале "Русский прорыв" с лекцией о положительных аспектах фашизма для русского освободительного движения.

2.Критикуя Зюганова за связи с сомнительными американскими фондами, Дугин пользуется средствами практически из тех же источников (правда, средства эти невелики). Масштаб финансирования НБиста # 2 действительно весьма ограничен. Но даже полученные им деньги опережают его интеллект. Последняя книга мэтра "Конец света", готовившаяся к печати около двух лет, оказалась слабой и безжизненной.

3.Взаимодействуя с ФСБ, Дугин претендует на власть. Необоснованно. ФСБ, не замечая его истерик, больше им не интересуется. Дугин же инструктирует своих поклонников - как вести себя на допросе.

4.Автор этих заметок обратился однажды к Дугину с предложением взять интервью с Пелевиным для "Элементов". Реакция была такой:

- Пелевин? Мондиалистская сволочь! Софткор! Эфэсбэшная подставка!

5.Еще в 1989 году его готовили на роль демократического мессии. Тогда основная политическая интрига развернулась вокруг отмены пресловутой статьи # 6 Конституции СССР. Печатались массовым тиражом соответствующие брошюры, общественное мнение готовилось к принятию очередной порции спущенной сверху пропаганды. Видимо, спецслужбы рассчитывали на румынский сценарий. В феврале 1990 года народные массы вышли на московские площади с единственным требованием - отменить статью о руководящей и направляющей роли партии. Ситуация искусственно обострялась. День 25 февраля 1990 года вошел в новейшую историю как День страха. Но массовые митинги, проходившие в тот день в Москве, не переросли во что-то более существенное. КГБ отказался от радикального плана, перенеся основные действия на 1991 год. Фактический срыв "восточноевропейского варианта" воспрепятствовал карьере золотой спецмолодежи, среди которой был и Дугин. Наш герой временно остался не у дел.»

 

А.Дугин, 03/03/1999: Я не люблю оправдываться. Эта статья написана маленьким ублюдочным гомиком из порно-театра Ганина. Он одно время подвизался в качестве секретаря в НБП. То, что к такому заведому недоноску обратились в Пушкине (который претендует на объективность и взвешенность) меня очень удивило.

В октября 1993 года я был с народом на баррикадах у Белого Дома и в Останкино.

Денег из-за границы никогда не получал - ни много, ни мало. Откуда их получает Зюганов тоже не знаю и никогда не писал, что из-за границы.

На фестивале русский прорыв не выступал ни с какой лекцией, так как акция была сорвана пьяными панками, переворачивавшими трамваями и брошенными против них милиционерами. Тем более не было абсурдной лекции "о фашизме".

С ФСБ не взаимодействую ни в какой форме и никогда не взаимодействовал.

Обвинять пелевина в ФСБ не мог. Книг его не читал. Отношения никакого к нему не имею. Вербитскому пелевин нравится (или нравился). А Вербитскому я доверяю.

Никогда не принадлежал к "золотой молодежи". Я из средней советской семьи.

Я не стал реагировать через судебные инстанции на эту ахинею, так как я знаю автора -- явно слабоумного тщедушного нарколыгу. (Его однажды публично ремнями высекли ребята из НБП и сфотографировали, а Цветков саданул по роже, когда тот испугался забрасывать Зюганова порченными помидорами). Я против того, чтобы наказывать калек -- даже зловредных.

Другое дело мордастый мондиалист Павловский и иконорубивый Гельман, которые эту гадость напечатали. Но с этими друзьями будет особый разговор. Они в ответе не только за это.

Rambler's Top100