Sign, 05/03/1999: Традиционная литература, раз она принадлежала Традиции, должна, как минимум, "не хуже" выражать традиционные ценности, чем "черный романтизм" (который уж слишком очевидно плод последних столетий). Но раньше-то все больше на поиски островов Пэн-лай отправлялись, а сейчас вышел из электрички, пырнул, как мамлеевский Федор Соннов (или как его тезка Фредди Крюгер), кого-нибудь ножом (символически, разумеется - о разнице между литературным знаком и реальностью я догадываюсь), и вот они уже, осторова Пэн-лай, здесь, повсюду. Ужас остался, радость от созерцания сакральных просторов ушла…

Если интерпретировать это как мессидж (с чем я полностью согласен), говорящий о трансцендентных основах надвинувшейся на нас Современности, то напрашиваются следующие выводы. 1. Основной "смысл" романтизма не в попытках ресакрализации (как представлялось многим его авторам), а в захваченности Современностью, которая буквально ПРОГИБАЕТ все под себя, в том числе и металитературу. Да и вообще, человека, жаждущего "возвращения богов", проще чем кого-либо соблазнить "хвостом и копытами" (ну да, хоть это, лишь бы не обыватели)! 2. Ужас в этих текстах - уже не ужас традиционного человека перед Священным (который всегда был сверхконцентрацией Радости), а раскатистый смех Современности над нами. 3. Отныне мы все в бесконечном тупике бесконечного Nigredo, из которого нет выхода к следующей стадии.

Хорошо, мы поняли послание. Но - что дальше? Может быть, как раз в этом форуме место для следующей проблематики:

В чем сегодня - истинная ресакрализация? Можно ли вообще на уровне знака выйти сегодня из-под контроля Современности? В литературном тексте? (Ведь если текст хоть как-то встраивается в систему кодов Современности, то он уже заражен ею) Или в себе самом как в системе знаков? Чтобы эта Современность не "прогибала" под себя? (Ну "не хочу" я этого…) Используя кастанедовский термин, нам всем не хватает "энергии" для того, чтобы "не обращать внимания" на современность и искать свой собственный сакральный остров, на котором ничего не изменилось со времен гипербореев.

 

А.Дугин, 06/03/1999: В данном послании Sign'а содержится несколько положений, свидетельствующих о не совсем адекватной ассимиляции нашей позиции. Это требует нескольких пояснений.

Во-первых, "черная литература" - не совсем Традиция, это совершенно особая реальность, выражающая травматически и квази-сакральным языком инфернально-десакрализационную природу соврменности. Она "черная" не потому что ориентирована заведомо к низшим рельаностям, а потмоу что она реалистична, а рельность современного мира черна. В Традиции не было "литературы" в нашем понимании. Вся литература есть зло и возникла она как синдром зла. "Черная литератуа" более остро осознает это, нежели "нечерная".

Соннов и Крюгер персонажи разные. Хотя "Крюгер" тоже более сакрален, нежели одноклеточные американские обыватели, которых он садирует. Соннов же - целая реальность, мир, проблема, загадка, Крюгер - рекламный гаджет.

Металитература - понятие еще более сложное. Это попытка осознать метафизическое содержание современного мира (как негатива), но вместе с тем осознать его горнюю причину быть. Это вообще очень сложная тема. лучше об этом глубже задумываться, нежели употреблять этот термин просто так, налегке, в синонимическом ряду других - то же не очень глубокго пробудманных явлений. Металитературу и даже "черную ормантику" современный мир не "прогибает". Он "прогибает" тех, кто выносят такие высокомерные суждения, будто сами свободны от темной стихии совренности и недоступно парят над ее парами. Явно не так, надо быть скромнее.

Чем можно, а чем нельзя соблазнить "человека, жаждущего возвращения богов" (действительно, жаждущего) виднее такому человеку (а не самодовольному Кукову). Если бы в духовном пути не было риска, его ценность была бы равна нулю (какова ценность лицемеров, в том числе и лицемеров-традиционалистов).

Пассаж о традиционном Ужасе как о сверхконцентрации Радости по своей банальности достин пера дьякона Кураева.

Вы совершенно не поняли послания. Nigredo - это не катаст рофа, это важнейшая ценнейшая стадия пути духовного развития. Его надо еще ох как заслужить. Эта стадия начинается после инициации, а не до нее и не вне ее.

Текст, написанный Sign'ом - типичный. По жестким правилам традиционной педагогики было бы уместным сказать: Вы получаете незачет, двойку. начинайте все с начала. Но я все же отвечу на поставленные в конце вопросы. Если выхолостить из послания необоснованную претенциозность, содержательная сторона может представлять интерес и для тех, кто интересуется этими же проблемами в несколько иной -- более адектватной, взвешенной, самокритичной тональности.

1. В чем истинная рескарализация? - Суть в совоременности, тотальность присутствия духовного антихриста заключается именно в том, что однозначного ответа на этот вопрос вовсе не существует.

2.Можно ли на уровне Знака выйти из-под контроля современности? - Да, можно. Революционный традиционализм, общая теория восстания. евразийский проект, метафизика национал-большевизма и иные аналогичные пути ведут к тому, чтобы вызвать на носителей этих идей чудовищную агрессию современного мира (Системы), и в результате страданий, боев и мук родяются в окровавленном сердце правильные знаки. Но за них надо платить.

3. В литературном тексте... Существует нонконформистская литература. Она живет строго определенный срок и к ней относятся строго определенные авторы. Формальных признаков не существует - из двух бунтарей один легко может ыбть подделкой, другой -- страдающей аватарой. Более того, мертвая жизнь (некрос биос) современности через определенный срок ассимилирует направленный против нее протест. Поэтому живой протест в литературе живет недолго. Либо его замалчивают, либо выхолащивают. Существуют при этом тайные часовые метафизической культуры - Егвений Головин один из высочайших дигнитариев в этом деле -- они хранят пропорции истинного нонконформизма даже тогда, когда наследие "трагических аватар" всасывается "мертвой жизнью". Это тончайший процесс рессурекции скрытой жизни.

4. Современность прогибает под себя все и всех. Не хотеть этого - мало. Надо суметь отстоять свою волю и свою свободу, свою дифференциированность. Это - больше, чем искусство. Это путь титанов. Вообще первое, чему необходимо научиться человеку, который хочет стать чем-то достойным, это обрести чувство дистанции, пропорций, отделяющих его позорное "я" от всех реальностей, минимально нагруженных смыслом и жизнью. Пробуждение требует радикаьного отказа от "идентичности сновидца". Подавляющее большинство "традиционалистов" стремится лишь приукрасить свое "я", подкрепить его высокими словами, обосновать свое "лузерство", свой ressentiment. В момент Пробуждения появляется совершенно новое существо, с новыми интонациями, с новой историей, с новой генеалогией, с новыми физическими и психическими качествами. Старое существо -- часть современного мира -- не изымается, но отслаивается, оставляется позади и снизу. Дифференциированное зерно обладает особыми отличительными признаками, которые нельзя ни подделать, ни разыграть, ни купить. Чурбан остается чурбаном даже начитавшись Генона (это не значит, что Генона можно не читать -- не читать Генона нельзя).

5. Кастанедовский термин не уместен. Такихз островов, оставшихся со времен гипердборейцев нетронутыми в чистом виде не осталось. Вернее для нас не осталось. Их обитатели и их посетители - существа иной природы. НО о качестве этой природы можно догадаться только в процессе -- активном, живом процессе реальной и действенной дифференциации.

Ищите дифференциации, и походу дела вы научитесь правильно формулировать серьезные вопросы, а не тешить свое самолюбие высокопарыми квазитрадиционалистскими сентенциями с претензиями на парадоксализм.

 

Sign, 06/03/1999: Попытаюсь лучше сформулировать…

Cамодовольства и ощущения "свободного парения над парами современности" нет никакого. Скорее, наоборот, но я не об этом. Трагически ощущаешь захваченность любимых авторов духом современности. Например, Ницше - весь его язык требует "перевода". Конечно, я имею в виду не символику в собственном смысле (как в Заратустре или стихах), не суггестивность пробивающихся изнутри сущностных элементов, "перевод" которых есть благодарная работа, а вообще подсказанный современностью лексикон и т.п. (примеры, наверно, нет смысла приводить). Не буду говорить про Генона - но в Ницше свой "Хайек" точно присутствует, и это, как мне кажется, куда печальней, чем собственно этот скучный Хайек. Или еще: сколько заслуживающих уважение художников (я говорю сейчас о более широком, чем нонконформистский, круге - вообще о деятелях "романтического" направления, как, например, сюрреалисты) "погорело на Фрейде", т.е. всерьез использовало его для как бы "духовного" обоснования своей деятельности. Чем это объяснить, как не вмешательством современности. Как-будто они думают и хотят сказать одно, а, открывая рот, произносят совсем другое. В результате, когда читаешь, ощущение этой слишком-современности перевешивает все остальное.

Мне кажется, что процесс чтения существенных текстов должен включать анализ и на этот предмет. Когда я писал о "прогибании", то хотел привлечь внимание именно к этому.

P.S. Слово Nigredo я использовал как обозначение современной тенденции к развоплощению. Предположим, прилетели шаманские (или нешаманские?) духи, разобрали "по косточкам" … а собирать обратно и не собираются. Пошутили… И вот mankind валяется, как старый железный дровосек. Я хотел это связать с поиском Духа в последней оставшейся "косточке", в золе, в остатках разложения, с поиском, который ведет само "разобранное" тело.

 

А.Дугин, 07/03/1999: 1. То, что кому-то пришло в голову хотя бы разобрать (я о духах), уже кое-что. Лучше, когда болезнь проявляется вовне, нежели когда она скрывается внутри. И все же необходимо понять, что "nigredo" само по себе вещь в некотором смысле "трансцендентная". Это тоже не данность, это тоже задание. ПРичем сложное. Нельзя вкладывать в это понятие приблизительный или произвольный смысл. Это очень серьезная ошибка,которая будет фатально препятствовать духовному развитию. Не относитесь к аду пренебрежительно - он глубок и многосложен. У Данте есть описание людей, которых отвергли и рай и ад. Они носятся в лимбе, бесконечно кусаемые роем пчел. Их никто не удосужился "разобрть"...

Это, кстати, относится и к "контр-инициации". Контр-инициация - не просто тупость, шуточки и эстрада. В чем-то (а честно сказать почти во всем) она неотличима от инициации.

2. О современности в языке Ницше. Это верно. И наша задача сделать перевод. Хайдеггер сделал в гениальном двухтомнике о Ницше свой перевод. Блитстательный. Но вспомним, что Зайн унд Цайт перевел на французский впервые никто иной как Корбен, бывший к тому жде под впечатлением О. Сергия Булгакова (лекции которого Корбен слушал в Сорбонне). Второе -- роль Хайдеггера в иранской революции Хомейни и в концепциях Али Шариати. - Пример перевода трагической онтологии (в целом изложенной современным -- или революционно-современным, пост-современным языком) в контекст традиционализма. Точно так же и Ницше. Постижение глубин его мысли требует колоссальных лингвистических усилий -- "мы филологи". Но сердиться надо не на Ницше, а на нас самих, неспособных и ленящихся заниматься реальным делом. (Ницше занимался).

3. Фрейд. Фрейдизм - контринициатическое явление. НО это не значит, что совсем никудышное. Напротив, контр-инициация может быть адекватно интерпретироавана только инициацией. Юнг попытался сделать шаги в этом направлении. Традиционалисты и его причислили к контр-инициации, поскольку его инициатива была промежуточной, компромиссной (как, кстати, и инициатива Элиаде). Эвола в "Метафизике Секса" дает набросок более полноценной картины. Следовательно, есть возможность выстроить интрепретационную иерархию (не для того, тчобы осудить, а для того чтобы понять): через эволаизм юнгианство, через юнгианство - фрейдизм.

Учение Фрейда во многом пост-современно и нон-либерально. В нем индивидуум раскладывается на инфернальные составляющие. Это лучше, чем минимальный гуманизм. Поэтому во Франции последние годы идет настоящая охота на ведьм против Фрейда и психоанализа. Фрейд=мускулинизм-сексизм=фашизм. Особо активны тут феминистки уравнительного толка (Элизабет Бадентер) и ретро-марксисты, ситчающие пол продуктом социального воспритания (Бурдье).

На любое явление скажем так "контр-инициатического" порядка можно взглянуть двояко - со стороны аутентичной инициации (и тогда баланс будет отрицательный) и со стороны гипер-профанизм попперровско-гайдаровского толка ( итогда баланс будет, как ни странно, положительным). Эта тема разбирается мной в текстах из МИЛОГО АНГЕЛА (№2-3), объединенных в "КОНЦЕ СВЕТА". Это не само собой разумеющееся заключение, но именно в этом направлении я работал последние годы, корректируя модель, впервые сформулированную в "Метафизических корнях политических идеологий". В принципе, национал-большевизм как метафизическая реальность - есть концептуальный результат исследований соотношения инициации и контр-инициации.

Мне кажется, что пока этой логики почти никто не понял, ни из числа традиционалистов (остающихся верными конвенциям ретро-генонизма - вэтом проявляется неофитство, дилентантизм и схоластическое вырождение наследия Генона у бестолковых последователей), ни из числа людей, ангажированных политически. Но так часто бывает с идеями, сформулированными с опережением, а не с опозданием. Речь идет именно о формулировке, а не о создании. Идеи и так есть сами по себе, создать их нельзя, их можно уловить и выразить. Поэтому индивидуальный фактор здесь второстепенен.

Rambler's Top100