Рарог, 06/03/1999: Побывав на книжной выставке "Арктогеи" в Новодевичьем проезде среди прочего обнаружил там книгу Гастона Башляра "Психоанализ огня".

Башляр анализирует огнь, в ситуации когда это явление выступает предметом научного исследования. Дано огромное количество примеров того, как в ходе изучения феномена огня, ученые невольно начинают описывать свое бессознательное.

Этим открытием автор этой книги подводит к мысли, что необходимо "очистить" процесс научного познания мира от "напластований воображения". Но, как я подозреваю, книга интересна нам именно примерами описания воображаемого в исследуемом объекте, которые будучи рассмотрены с помощью психоаналитического инструментария, тем не менее дают представление о здоровой и правильной структуре бессознательного.

В этом их отличие от работ Фрейда, где предмет исследования - всевозможные патологии (а цель, если верить вашей статье "Елевсинские топи фрейдизма" - контринициация). А здесь цитируются, анализируются, а иногда и возводится к архетипам огненная тематика у алхимиков, ученых и поэтов. Как я понял, именно этими подтемами книжка Гастона Башляра и ценна. Так ли это?

 

А.Дугин, 06/03/1999: Совершенно верно. Именно этим и ценна. Этим же ценна и книга Эткинда "ХЛЫСТ". Он с либеральной тщательностью выискивает в феномене раннего советизма элементы архаических, сектантских, эзотерических, экстатических и эсхатологических напластований. Цель самого Эткинда - показать "ирраинальный", "архаический" характер революционного кульутр-политического дискурса пред-революционной, революционной и пост-революционной интеллигенции. Но нам интересны сами эти напластования, как самоценный и прекрасный образчик сакральной мета-идеологии, сохранившейся в руском народе и в русской интеллигенции.

 

Rambler's Top100